Иммунные стимуляторы в ветеринарии

Иммунные стимуляторы в ветеринарии


Скачать бесплатно без регистрации неполную книгу в формате:

Перейти к полной версии »
Иммунные стимуляторы в ветеринарии
Игорь Александрович Рубинский

Ольга Григорьевна Петрова

В монографии представлен анализ литературных данных, результаты многолетних исследований авторов, посвященный проблеме иммунных стимуляторов в птицеводстве и животноводстве.

Описаны природа и механизм действия биологических стимуляторов на организм животных и птиц и перспектива применения биологических стимуляторов в птицеводстве и животноводстве.

Книга рассчитана на широкий круг ветеринарных специалистов.


Введение


На территории Уральского федерального округа наблюдается постоянное ухудшение экологической обстановки. Концентрация различных предприятий вызывает увеличение содержания в окружающей среде токсинов, что приводит к увеличению частоты возникновения инфекционных болезней среди животных.

Проблема загрязнения окружающей среды и связанного с этим нарушения экологического равновесия в природе на сегодня очень актуальна.

Многочисленными исследователями установлено, что неблагоприятные экологические условия негативно влияют на живые организмы и биоту в целом, на состояние людей, животных и птиц.

Всё это приводит к увеличению заболеваний, связанных с хронической интоксикацией, снижению резистентности организма и увеличению доли болезней инфекционной этиологии.

В последнее время для нормализации обменных процессов и укрепления иммунитета организма животных и птиц все больше внимания уделяется применению экологически безопасных лекарственных средств природного происхождения, обладающих высокой биологической доступностью, отсутствием побочных эффектов и привыкания.

С учетом всего изложенного, весьма актуальным является разработка и внедрение в технологический процесс средств для лечения и профилактики болезней животных и птиц, улучшающих состояние иммунной системы.




1. Характеристика иммуностимуляторов и их классификация


Стимуляторами принято считать такие вещества, которые активируют физиологические процессы, побуждают в пределах нормы его функциональные резервы, имеющиеся в каждом организме. Они могут быть биологической, химической и физической природы, различных видов и назначения, разного происхождения – животного, растительного, неорганического (П.Е. Радкевич, В.П. Радченков, З.М. Алиева, 1964; З.А. Урманов, 1965; М.И. Рабинович, 1970).

Проблема стимуляции физиологических процессов имеет биологическое, ветеринарное, зоотехническое и экономическое значение. Кроме того, она имеет значение медицинское и общебиологическое. Одним из основных показателей стимуляции является активация иммунобиологических реакций у животного. Вследствие этого животные становятся более устойчивыми и реже болеют, те, что заболевают – переносят болезнь значительно легче, быстрее выздоравливают, а падеж молодняка – резко уменьшается.

Уже давно ученые решают вопросы ускорения роста, развития животных и птицы. При этом, в результате развития цивилизации и технократизации перед человечеством остро встал вопрос экологической безопасности.

В настоящее время всё живое испытывает сильные нагрузки, что отражается на общем состоянии и развитии живых организмов. Это отражается как на состоянии здоровья животных, так и на качестве получаемой от них продукции, что опосредованно влияет на здоровье человека (B.C. Бузлама, 2001; В.И. Беляев, 2000).

Организм, испытывающий влияние неблагоприятных факторов, нуждается в поддержке и защите от губительного воздействия среды. Поэтому проблема разработки и использования в животноводстве различных стимуляторов продуктивности и общеукрепляющих средств стоит по-прежнему остро (A.B. Соколов, 1998).

Практика доказала, что многие из средств, снимающих или профилактирующих стрессы, иммунодефицитные состояния, одновременно укрепляют здоровье и повышают продуктивность животных. В соответствии с механизмом действия различных средств на иммунную систему их подразделяют на иммуномодуляторы, иммунодепрессанты и иммунокорректоры. Поэтому, средства, профилактирующие стрессы, целесообразно рассматривать во взаимосвязи иммунодефицитов с продуктивностью. (A.M. Земсков с соавт., 1994; А.Б. Бакиров с соавт., 1980 и др.).

И.Е. Мозгов в 1964, предложил следующую классификацию фармакологических стимуляторов:

? антибиотические препараты – средства тетрациклиновой группы, биоветин, биомециново-витаминные концентраты, сухие и жидкие нативные препараты хлортетрациклина и окситерациклина и др.;

? витаминные препараты – цианкоболиамин, тиамин, никотиновая, аскорбиновая и фолевая кислоты;

? гормональные средства – гексэстрол, синэстерол, фитоэстрогены, инсулин, стероны;

? специфические сыворотки – антиретикулярная цитотоксическая сыворотка, сыворотка жеребых кобыл, противорожистая и противосибиреязвенная сыворотки;

? тканевые препараты, изготовленные по методу В.П. Филатова – препараты для орального применения, жидкие препараты для инъекций, сухие препараты для имплантаций, лизаты, АСД;

? бактериальные препараты – пропионовоацидофильная бульонная культура, дрожжи;

? фармацевтические препараты – коламин, транквилизаторы, сульфат меди, органические соединения мышьяка, сульфаниламиды, фурозолидон, карбоновые кислоты, препараты железа сера, фенотиазин, нефтяное ростовое вещество.

При дальнейшем развитии химии, биологии, медицины и животноводства возросло использование фармакологических веществ восстановления, регуляции и активации физиологических процессов. Ассортимент лекарственных веществ, находящих применение в животноводстве и птицеводстве, постоянно возрастает.

Однако сведения об эффективности этих веществ и особенностях их влияния на организм животных и птиц часто недостаточны и чрезвычайно разрозненны, что может привести к их нерациональному использованию. С появлением новых препаратов, возникла необходимость их дифференциации. (В.Д. Соколов, М.И. Рабинович и др. 1997).

В настоящее время выделяют следующие группы иммуностимуляторов:

1. Синтетические препараты (метилурацил и другие производные пиримидинов, левамизол, изамбен, этимизол, камизол, тимоген, имуноферан и др.).

2. Препараты бактериальной природы (пирогенал, продигиозан, рибомунил).

3. Средства из органов и тканей животных (тималин, Т-активин, тимоптин, тимактид, вилозен, миелопид, В-активин и др.)

4. Растительные средства (элеуторококк, женьшень, лимонник, эхинацея, алоэ, Эраконд, Гермивит, Витадаптин, Гувитан-С).

Как видно из перечня, все перечисленное относятся к фармакологическим средствам, и это порождает сомнения: не повлияют ли они негативно на животных и людей. В природе нет веществ, которые бы при известных условиях не оказывали вредного действия. Но вместе с тем в практике используется много лекарственных веществ весьма ядовитых без каких-либо отрицательных последствий. Точно так же дело обстоит со стимуляторами: одни из них практически не токсичны (тканевые препараты), другие применяются в очень небольших дозах (антибиотики).

Таким образом, применение медикаментозных средств, кормов и кормовых добавок должно быть основано на глубоком знании фармакологии и токсикологии, физиологии и биохимии, кормлению и технологии подготовки кормов к скармливанию. (И.В. Петрухин, 1989).

Тканевые препараты весьма существенно активизируют жизнедеятельность здоровых животных. Они увеличивают приросты массы тела животных всех видов, всех возрастов. Наиболее эффективно они влияют на молодняк, но заслуживают применения и на откорме. Одни стимуляторы дают больше прироста у домашних животных, другие – меньше, одни дешевле или общедоступны, другие нет. Пока еще нет стимулятора, удобного в применении, не имеющего специфического запаха, не портящегося при хранении, дешевого и общедоступного и при малых затратах труда дающего больше прироста, а следовательно, и больше дохода. Поэтому необходимо изыскивать новые стимуляторы, которые бы отличались от известных по своим положительным качествам

Есть литературные данные о стимулирующих свойствах у поверхностно-активных веществ (ПАВ). Молекулы такого вещества состоят из двух частей: водорастворимой (гидрофильной) и водоотталкивающей (гидрофобной). Растворы ПАВ в воде образуют поверхностно-активный слой, иногда толщиной в одну молекулу, обладающий особыми физико-химическими свойствами. (Н.М. Ширинов, 1970).

В последние годы стали широко применять различные витаминные, бактериальные, антибиотические и химические средства в качестве добавок в корм с целью ускорения роста и откорма животных. Применяемые добавки (подкормки) целесообразно разделить на следующие группы:

1. Микрокорма – необходимые кормовые вещества, применяемые в малом количестве (аминокислоты, витамины, микроэлементы). Эта группа средств, необходимая для животных, имеет широкое распространение и большие перспективы.

2. Вещества положительно влияющие на животных на фоне полноценного кормления (антибиотики, бактерийные препараты, факторы роста).

3. Вещества, влияющие на обменные процессы в организме (гормоны, транквилизаторы, соединения мышьяка, препараты серы и др.).

4. Средства стимулирующие рост и откорм, в особенности больных, переболевших и ослабленных животных (тканевые препараты, лизаты, АСД, АЦС, сыворотки и кровь животных).

5. Вещества, повышающие использование кормов (дрожжи, ферменты, горечи, соли).

В кормлении животных используют более 500 различных компонентов и кормовых добавок, среди них отходы маслоэкстракционной и пищевой промышленности, продукты микробиологического синтеза, соли макро– и микроэлементы, препараты витаминов, ферментов, аминокислот, антибиотиков, транквилизаторов, сорбентов, антиоксидантов, вкусовых средств и многих других. В животноводческой практике и ветеринарии широкое применение нашли антибиотики, витамины специальные сыворотки, тканевые, бактериальные и другие биологически-активные препараты. Всю эту массу продуктов и химических веществ необходимо применять в животноводстве под контролем специалистов. Биологически-активные вещества, вводимые в состав примексов и комбикормов, должны нивелировать отрицательные (для организма животных) факторы индустриализации животноводства и способствовать повышению продуктивности этой отрасли (Э.Р. Румянцева, П.Я. Гущин, Р.X. Авзалов,1999).

Изучая действие стимуляторов на организм животных И.Е. Мозгов (1964) делит их на следующие группы: антибиотики, витамины, гормональные, бактериальные, тканевые препараты, препараты серы, разные фармацевтические препараты, специфические сыворотки (АБК, ПАБК и т. д.).

Кроме того, все стимуляторы подразделяют на специфические и неспецифические. Специфические из них стимулируют преимущественно ту или иную систему, а неспецифические – действуют на весь организм (П.Е. Радкевич, В.П. Радченков, 1964).

Все они имеют ряд характерных общих особенностей. После их введения в организм, ускоряется рост, половое созревание, улучшается состояние здоровья, повышается устойчивость к неблагоприятным условиям внешней среды, повышается продуктивность (В.И. Масычева, 1995; И.А. Балакирев, Т.М. Демина, 2000; Р.Т. Маннапова, А.Н. Панин; А.Г. Бакиров, А.Г. Маннапов, 2000; К.Х. Палуниди, 2001).

Из стимуляторов наибольшее значение для животноводства имеют тканевые препараты. Применение тканевых препаратов с целью повышения продуктивности сельхозживотных впервые было осуществлено профессором Казанского ветеринарного института М.Т. Тушновым.

Согласно его учению, эти вещества являются необходимыми физиологическими раздражителями: малые количества их активизируют функции органов и тканей, а большие – угнетают их.

Искусственно приготовленные Тушновым продукты ферментативного распада тканей, названные им гистолизатами, применялись для лечения больных и для стимуляции продуктивности здоровых животных.

В научной концепции о лизатах важное значение придается продуктам клеточного распада в обмене веществ, их постоянной смене, обновлению, непрерывному поступлению в кровь и перекрестному взаимодействию с гормонами кровеносной и железистой систем, в результате чего повышается жизненность организма и его продуктивность (М.А. Макаров, 1959).

В начале 40-х годов прошлого столетия учение Тушнова обогатилось открытием В.П. Филатова, разработавшего метод терапии консервированными тканями и создавшего учение о биологических стимуляторах.

Основные положения образования и свойств тканевых препаратов, по Филатову, состоят в том, что клетки тканей, отделенные от организма умирают не сразу, а живут некоторое время. Если отделенные от организма ткани поместить и хранить (пока они не умерли) в неблагоприятных для них условиях, то в клетках видоизменяется обмен веществ. В результате такого видоизмененного обмена веществ вырабатываются и накапливаются вещества, обладающие высокой физиологической активностью. Эти вещества академик В.П. Филатов назвал “веществами сопротивления” или по их происхождению “биогенными стимуляторами”. Им также было установлено, что биогенные стимуляторы лучше накапливаются при низкой температуре – +2–4


С в течение 6–7 дней. Дальнейшими экспериментами было доказано наличие биогенных стимуляторов не только во всех тканях животного организма, но и в лиманной грязи, черноземе и растительных тканях (З.А. Урманов, 1965).

Тканевые препараты, приготовленные по методу академика В.П. Филатова тканевая эмульсия, сухой тканевый препарат, экстракты, сыворотка крови сельскохозяйственных животных, относятся к неспецифическим стимуляторам (П.Е. Радкевич, В.П. Радченков, З.М. Алиева, 1964).

Тканевые препараты практически безвредны, не обладают кумулятивными и анафилактогенными свойствами, не вызывают привыкания, создают в организме благоприятные условия к проявлению собственных защитных механизмов.

По данным представителей школы В.П. Филатова и других авторов, химический состав биогенных стимуляторов включает в себя сложный комплекс веществ: дикарбоновые кислоты, оксикислоты, аминокислоты и ряд других соединений (С.Р. Мучник, 1962; и другие).

Так, по мнению А.Ф. Сысоева (1962), биологические стимуляторы не являются каким-либо специфическим веществом, образующимся при консервации тканей. Главная роль принадлежит органическим кислотам, представленным в виде смеси ряда кислот в их естественном соотношении. В зависимости от специфики обмена веществ в той или иной ткани состав и соотношение органических кислот может быть различным. В связи с тем, что в период консервации тканей, помимо карбоновых кислот, накапливаются также и другие продукты межуточного обмена, весьма вероятно, что их присутствие может усиливать биологическую активность карбоновых кислот (явление синергизма) и таким образом дополнять “букет” активных веществ.

П.Е. Радкевич, В.П. Радченков, З.М. Алиева (1964) биохимическими анализами при помощи ультрафиолетового спектра установили, что на 6-7-й день консервирования ткани на холоде в ней накапливается наибольшее количество РНК, органических кислот, сульфгидреолированных нуклеопротеидов, которые и являются составной частью биостимуляторов.

Тканевые препараты применяются различными способами: подкожно, наружно и внутрь. В соответствии с каждым способом применения готовится определенная форма препарата. Для наружного применения готовят мази и делают аппликации на раны и язвы. Жидкие взвеси тканей паренхиматозных органов используются для инъекций. Сухой биостимулятор добавляют в корм животных. Стимуляторы из растений готовятся в виде экстрактов. (Н.Н. Даричева, В.А. Ермолаев, 2000).

Для получения тканевых препаратов по методике В.П. Филатова чаще всего используют селезенку, семенники, плаценту, печень, кровь, кожу, мышцы, надпочечники, яичники, мозг, ткани матки; из растений – алоэ.

Заготовленную ткань разрезают на кусочки, закладывают в банки и помещают в холодильник при температуре +2–4


С на 5–7 суток. Выдержанную на холоде ткань измельчают в мясорубке, растирают в фарфоровой ступке, разводят изотоническим раствором хлорида натрия, кипятят 1–1,5 часа и настаивают 3 часа при комнатной температуре. Затем фильтруют и стерилизуют в автоклаве в течение часа при температуре 120?С, проверяют на стерильность и безвредность.

Опыт применения биологических стимуляторов в животноводстве и птицеводстве, как показала практика животноводства, что рост, развитие и продуктивность бывают различными даже у животных одного и того же вида при одинаковых условиях их кормления и содержания.

Установлено, что хорошо растет и развивается не больше 1/4-1/3 молодняка, около 1/2 молодняка растет значительно слабее физиологических возможностей и, наконец, около 1/5-1/4 молодняка резко отстает в росте.

У хорошо развивающихся животных при неблагоприятных условиях физиологическое состояние нарушается, падает скорость роста, и они переходят по скорости роста во вторую и даже в третью группу. Установлено, что плохо развивающиеся животные в последующем имеют более низкую продуктивность. Яйценоскость кур в таких условиях почти в два раза ниже (И.Е. Мозгов, 1964).

В этой связи для повышения продуктивности животных используются различные методы. Среди таких методов значительное место занимают стимуляторы роста.

По мнению П.Е. Радкевича (1964) стимуляторы – это своеобразные умеренные раздражители, в большей части случаев, суммарно или с некоторой избирательностью усиливающие в пределах нормы физиологические процессы. Их применение ведет к активизации преимущественно анаболических процессов (ассимиляторных, синтетических), преобладанию их над катаболическими процессами. Стимуляторы повышают общий тонус животного организма; активизируя деятельность его важнейших физиологических систем, улучшают обмен веществ, повышают энергию роста. В результате их действия у животных повышаются среднесуточные приросты, увеличивается выход мяса, сокращаются затраты корма на единицу продукции. При этом стимуляторы пробуждают к действию потенциальные физиологические резервы, имеющиеся в каждом здоровом животном организме.

В настоящее время учеными разработаны и внедрены в практику различные ферментные, витаминные, антибиотические, бактериальные, тканевые и растительные средства, которые используются в животноводстве и птицеводстве для ускорения роста и сокращения сроков откорма животных всех видов и птицы. (П.С. Зориков, 1972; Б.Ф. Бессарабов, Г.М. Урюпина и др., 1979; И.А. Калашник, 1986; Р.А. Богомолова, 1998; И.В. Наумкин, Г.А. Ноздрин, 2001; Г.А. Ноздрин, В.А. Крачковская, 2001; Е. Малюшин и др., 2001; А.А. Крыканов, 2000; В. Шуганов, 2002; Е. Малюшин, А. Осипов, 2002; С. Каота, J. Blaha, J. Heger, 1997; Thomke Sigvard, 1997; Workel Hcnnie A.,1998; J.A. Zuanon, 1998; H. Bette, 2000).

Наиболее широко тканевые препараты применятся в свиноводстве. Они успешно используются при выращивании и откорме свиней. Е.М. Драч, А.В. Зинчснко (1962), Ю.Г. Розум (1964) использовали для этого сухой тканевой стимулятор. Поросята, получившие его с кормом в течение 30 дней дали приросты на 32–60 % больше, нежели животные, которым средство не давали. К концу откорма разница в пользу поросят опытной группы достигла 24 кг. Молодняк в возрасте от двух до шести месяцев лучше реагировал на тканевый препарат, чем более взрослые животные (А. Зинченко, 1964).

В опытах В.П. Полубоярова (1964) скармливание сухого тканевого стимулятора повысило среднесуточные приросты поросят-отъемышей (на 41 г.). Одновременно с ней, А.И. Красильникова (1964) рекомендует применять на поросятах-сосунах тканевый препарат из эмбрионов. Указывая на лучший рост хрячков и свинок, получивших тканевый препарат из селезенки (на 20,9-33,1 % по сравнению со сверстниками в контроле), Н.И. Харитонов и В.П. Волчков (1972) пишут, что подопытные животные получавшие теже препараты, по промерам туловища, обхвата груди и обхвата пясти имели более высокие показатели. При убое установлены больший выход мякотной части туши подопытных животных. При этом, затраты кормов на единицу прироста значительно снизились. В мясе подопытных поросят, находящихся как на доращивании, так и на откорме, содержалось больше сухих веществ (на 0,56-3,02 %).

Аналогичные данные получены А.И. Виноградовым (1962). А.Ф. Кузьмин (1964), Ю.Г. Розум (1964) сообщают о том, что тканевые препараты могут быть использованы и для ускорения периода полового созревания свинок.

А. Мамаев и А. Щепелев (2002) обрабатывали свиноматок в период от отъема поросят до прихода животных в охоту тканевым препаратом семенников самца и установили, что заметно изменяется соотношение полов в потомстве.

У обработанных свиноматок рождалось на 35-167 % больше свинок, чем хрячков. Однако на многоплодие тканевый препарат влияния не оказал.

Ю.Г. Розум (1962) провел три серии опытов, где в корм свиноматок вводил сухой порошок консервированной плаценты. При этом у маток рождалось больше поросят, которые в дальнейшем лучше росли и развивались.

О стимулирующем эффекте препарата из селезенки на рост телят указывают Р.Х. Хаитов, А.С. Лебедев и др., (1964), P.P. Гизатуллин (2001). Они предлагают трехкратную инъекцию средства с интервалом в десять дней в дозе 4 мл.

Стимуляцию роста и развития телят М.И. Михеев (1963) предлагает путем имплантации того же тканевого препарата, Н.П. Комиссаров (1971), Е.П. Дементьев, В.Б. Галлямшин и др., (2000) – путем его парентерального введения.

По данным К.И. Тихомирова (1964), наиболее выраженная интенсивность роста у молодняка крупного рогатого скота наблюдается в возрасте 5-10 месяцев. За этот период масса животных увеличился на 30–35 %, а при применении тканевого препарата из семенников бычков – на 40–50 %. Это происходит, главным образом, за счет роста мышечной ткани и умеренного отложения жира в подкожной клетчатке, межмышечной ткани и частично в жировых депо.

Ряд ученых (П.Е. Радкевич, В.П. Радченков и др., (1964)) в течение двух лет проводили опыты на бычках, получавших тканевый препарат на фоне разного уровня кормления. Применение стимулятора при хорошем кормлении способствовало увеличению приростов на 16–30 %, при удовлетворительном – на 4-10 %, а при неудовлетворительном наблюдался отвес на 2–9%.

Исходя из полученных данных, они рекомендуют не применять тканевые препараты при низком уровне кормления.

Об эффективности использования тканевых препаратов при выращивании овец сообщают О. Бабаева (1964), Г. Спиридон, С. Флореску (1972). В их опытах приросты масса тела повысились на 25 %, а расход кормов снизился на 21 %. Улучшилось качество мяса и особенно жира. В показателях крови значительной разницы установлено не было.

В опытах А.Ш. Сулейманова (1964) тканевый препарат из селезенки крупного рогатого скота повысил приросты буйволов на откорме на 14–19 %.

Широкое внедрение стимуляторов роста при выращивании птицы может стать дополнительным источником увеличения производства продуктов птицеводства. Об этом пишут В.В. Малашко, Л.Я. Воробьева, 1988; Я.В. Василюк, В.В. Андреев и др., 1995; 3. Фрыдрых, 1998; Л.В. Миниярова, 2000; А. Мышакин, 2002; Р. Гадиев, А. Фаррахов, 2002 и другие авторы.

Применение многих стимуляторов роста наиболее эффективно при интенсивных условиях выращивания молодняка. Индустриальные методы птицеводства неизбежно усиливают действие на организм птицы таких отрицательных факторов, как стресс, гиподинамия, снижение резистентности, дефицит природных биологически активных веществ в кормах и т. д. Снизить потери от указанных факторов и повысить продуктивность можно с помощью препаратов биогенных стимуляторов (Б.К. Пицхелаури, 1962; И.В.Петрухин, 1972; М.Т. Таранов, А.В. Постников, 1974; Ф.А. Мещеряков, А.И. Зарытовский и др., 1988; В.И. Георгиевский, М.Н. Муравьев и др., 1989; A.M. Кравцова, 1995).

О четко выраженном стимулирующем действии препаратов тканевого происхождения на организм 53-дневных цыплят сообщают Ю.В. Кирилова и Е.П. Дементьев (2002).

Дача курам с кормом 0,1–0,5 г на голову в сутки сухого препарата из селезенки заметно увеличивает яйценоскость уже через 405 дня. Через две недели после прекращения дачи препарата яйценоскость снижается до уровня контроля. После недельного перерыва возобновление стимуляции вновь повышает яйценоскость (М.И. Рабинович, 1970).

Ф.А. Мещеряков, А.И. Зарытовский и др., (1988) рекомендуют учитывать ритмичность роста птицы. Ими установлены сроки эффективного использования тканевых препаратов для внутримышечных инъекций – фаза интенсивного роста, для перорального – фаза замедленного роста. По данным И.Е. Мозгова (1964), у птицы от малых доз стимуляторов наблюдается улучшение общего состояния, ускорение роста и более быстрое развитие внутренних органов. При этом развитие птицы обычно происходит быстрее – раньше развиваются внутренние органы, особенно органы пищеварения, раньше проявляются вторичные половые признаки и начинается яйцекладка. Однако на стимуляцию не реагировало или реагировало очень слабо около 30 % цыплят.

Физиологическая стимуляция животных основывается на максимальном использовании функциональных возможностей организма и подтверждается исследованиями отечественных и зарубежных ученых на разных видах животных. Изучалось действие на организм как моноорганных, так и полиорганных тканевых препаратов. Применение политканевых препаратов (селезенка + печень, семенники + селезенка и т. д.) позволяет получить на разных возрастных группах животных более устойчивые дополнительные приросты на разных возрастных группах животных на 10,1-17,9 % (у цыплят 15–20 %) больше, чем при применении монотканевых. При этом наиболее эффективными оказались препараты, изготовленные из тканей молодых животных. Причем, установлено, что применение стимуляторов более эффективно в молодом возрасте, когда рост животных в большей степени определяется воздействием внешних факторов (П.А. Карасев, 1962; В.Н. Полубояров, В.М. Петров, 1962; Е.С. Шулюмова, 1962; К.М. Солнцев, 1963; Б.К. Пицхелаури, В.В. Чикадзе, 1964; Е.С. Шулюмова, В.Д. Баланюк и др., 1964; Н.Н. Ярошенко, 1964; В.П. Радченков, Е.В. Бутров,1972; Н.П. Тихомиров, 1972).

Реакция животных на стимуляторы роста проявляется в зависимости от интенсивности роста животных. Быстро растущие организмы реагируют слабее, чем отстающие. При откорме лучше реагируют животные с более высоким коэффициентом роста (И.Е. Мозгов, 1963).

Обобщая исследования по изучению влияния тканевых препаратов на приросты при откорме животных И.А. Калашник (1972) указывает, что в одних случаях наблюдается повышение приростов на 8-22 %, а в других, наоборот, снижение по сравнению с контролем. Он это объясняет тем, что стимулирующий эффект при откорме зависит от уровня кормления и возраста животных, дозы, вида и кратности введения тканевых препаратов. При полноценном, хорошо сбалансированном рационе, соответствующей дозе препарата отмечается лучшая поедаемость корма, хорошая его переваримость, более полное всасывание продуктов переваривания и лучшее использование азота корма животными, а вследствие этого и большие приросты.

Стимулирующее действие тканевого препарата на рост и откорм животных тесно связывают и активизацией белково-азотистого обмена, направленного на усиление реакций переаминирования, повышение ретенции азота и синтеза белков в организме (В.П. Радченков, Е.В. Бутров, 1972; И.А. Калашник, 1972; А. Заикин, М. Хамадеев, 1999; А. Заикин, В. Сельцов, 2000).

В практике животноводстве важно изучение не только роста организма в целом, но и отдельных частей тела, тканей и органов. Большой вклад в изучение вопроса об изменении соотношения различных частей тела, тканей и органов под влиянием условий кормления внесли отечественные ученые А.Ф. Миддендорф, А.П. Чирвинский, А.А. Малигонов и другие. Накоплен значительный опыт в деле изучения изменения роста отдельных частей организма под влиянием ростостимулирующих веществ (К.М. Солнцев, 1963; И.Е. Мозгов, 1964; П.Е. Радкевич, 1970; П.В. Макрушин, 1971; Н.Г. Мельник, Н.А. Королева, 1999 и другие).

Анализ этих данных по этому вопросу показывает, что на различные органы стимуляторы воздействуют неодинаково. Согласно исследованиям И.Е. Мозгова (1964), чем больше отклонений в развитии внутренних органов до применения стимуляторов, тем значительнее влияние последних.

П.Е. Радкевич (1970) отмечал у бычков уменьшение относительного веса желудка и кишечника с содержимым под влиянием селезеночного биостимулятора. На массу ливера, сердца, селезенки и почек указанный препарат существенно не влиял.

По сведениям И.А. Калашника, И.И. Кириллина (1968), применение биостимулятора способствовало увеличению массы гипофиза и надпочечников. При этом у последних наблюдалось увеличение коркового слоя за счет пучковой зоны и уменьшения мозгового вещества.

Т.В. Артемова (1964) испытывала тканевый препарат на морских свинках. Препарат вызвал у них увеличение массы гипофиза в среднем на 12,5 %, надпочечников – на 12,4 %.

Р.Л. Берг (1964) (цит. по П.В.Макрушину,1971) указывает, что мерилом стабильности части тела или органа может служить коэффициент вариации её размеров. Чем выше коэффициент вариации, тем большим влиянием различных факторов подвержены ткань или орган и тем менее устойчивы данная часть или орган к воздействиям среды, и наоборот.

Таким образом, наибольшим изменениям под действием стимуляторов подвержены, как правило, ткани и органы, имеющие более высокие коэффициенты роста и вариации.

Тканевые препараты действуют на организм как мощные стимуляторы жизненных процессов: повышая общий тонус животного, активизируя деятельность его важнейших физиологических систем, улучшая обмен веществ, повышая устойчивость к неблагоприятным факторам; оказывают стимулирующее действие на продуктивность животных, повышая усвояемость кормов через ферментные системы и центральную нервную систему.

Так, по данным З.А. Урманова (1965) применение стимулятора из семенников самцов улучшает спермогенез и качество спермы производителей.

Ю.Г. Розум (1962) на мышах испытывал препарат консервированной плаценты. В результате наблюдалось ускорение полового созревания, большая плодовитость и более крупное потомство. Аналогичные данные были получены С.С. Черняком (1962) на кроликах.

Самцам породы шиншилла подсадили консервированную бычью кожу. В результате повысилась концентрация семенных клеток, и процент жизнеспособных сперматозоидов в семени по сравнению с контролем. Число незрелых и патологических форм, наоборот, стало меньше.

По данным исследованиям (Е.П. Дементьева, А.Г. Маннапова, 2001) при введение стельным коровам тканевого препарата “Биостим” положительно сказалось на течении родов, и в послеродовой период. В комбинации препарата с тетравитом получены положительные результаты при введении коровам с функциональной гипофункцией яичников (О.С. Багданова, 2002).

На Украине тканевые препараты использовали для повышения оплодотворяемости коров и свиноматок. Для лечения метритов, эндометритов и задержания последа применяли стимуляторы в сочетании с нейротропными препаратами (С.Р. Дидовец, 1962).

При борьбе с бесплодием коров на 16–21 день полового цикла вводили биогенный стимулятор. Оплодотворяемость животных повысилась на 27 % (А.Д. Васин, 1972).

П.А. Карасев (1962), изучая эффективность применения тканевых препаратов в животноводстве, установил, что под их влиянием лучше выявляется охота овец, а у свиноматок, долгое время не приходящих в охоту, нормализуются функции органов размножения. Однако К.Н. Чекурда, С.А. Векслер (1963) нашли, что тканевый препарат малоэффективен для активации половой функции, т. к. он трудно инъецируется, а на месте введения нередко появляются абсцессы.

У здоровых коров под влиянием тканевого препарата повышается секреция молока на 10,3 %, увеличивается количество жира и молочного сахара (А.Ф. Кузьмин, П.А. Федько, 1962). Об увеличении удоя коров сообщает и П.Ф. Симбирцев (1962). В его опытах в период массового лета кровососущих насекомых, оводов коровы опытной группы не только не снизили удой, как это имело место в контрольной группе, а даже несколько увеличили его.

Тканевые препараты с успехом применяют с целью повышения продуктивности птицы. По данным Е.С. Шулюмовой (1972) включение сухого тканевого препарата в кормовой рацион птиц облегчает его применение и способствует повышению приростов цыплят на 11–16 %, яйценоскости кур на 13–19 %, выводимости их яиц и улучшению развития цыплят. Кроме того он выявил, что в сухом тканевом препарате содержатся витамины А, B


, В


, B


, а в состав протеина входят все незаменимые аминокислоты. Поэтому в сухом тканевом препарате, действующем началом, является не только биогенный стимулятор, которому, безусловно, принадлежит ведущая роль, но и белковый комплекс с минеральными веществами, витаминами, также оказывающими положительное влияние на организм.

М.И. Рабинович (1972) в смеси с кормом (по 0,5 г на голову) курам давал сухой биостимулятор из селезенки. Это повысило яйценоскость птицы на 40 %, сократила затраты корма на получение одного яйца на 17,6 %. При этом существенная разница в живой массе и показателях крови у кур не установлена.

При изучении влияния биостимуляторов на морфологический состав крови многими учеными установлено, что у животных наблюдается увеличение количества эритроцитов, гемоглобина и лейкоцитов в пределах физиологической нормы (А.С. Костенко,С. Ледяйкина, 1962; К.М. Солнцев, 1963; Р.Х. Хаитов, Л.К. Гарумянц и др., 1964; В.И. Божко, 1964; Б.Я. Передера,1964; В.А. Блинов, А.Б. Миронов и др., 2000; Л.Е. Бояринцев, 2000; Е.В. Крапивина, В.П. Иванов и др., 2001; Ф.Ф. Асадуллина, В.Р. Хусаинов, 2002; А.Р.Фаррахов, 2002).

По данным рядов авторов (И.И. Заболотный (1964), В.И. Божко (1964), Е.П. Дементьев (2000), Ш.Ф. Каримова (2003)), биогенные стимуляторы оказывают существенное влияние на кроветворную функцию костного мозга клинически здоровых подсвинков.

Увеличивается количество эритроцитов, содержание гемоглобина, общего количества гранулофилоцитов вследствие оживления регенеративной функции костного мозга. Об увеличении содержания общего белка в крови животных под влиянием биостимуляторов пишут В.Б. Дорошков (1964), A.M. Силков (1964), А.Ш. Сулейманов (1964), И.Б. Гладкова (1971), P.P. Гизатуллин (2000), Е.П.Дементьев, В.Б. Галямшин и др. (2002). И в то же время В.И. Георгиевский, (1989), А.Г. Маннапов (2000), Е.П. Дементьев (2001), Ш.Ф. Каримова (2003), сообщают, что существенной разницы по содержанию общего белка и его фракций они не обнаружили.

В данных по исследованиям влияния тканевых препаратов на организм животных указывается на увеличение ?-глобулинов при одновременном уменьшении альбуминов (Ф.Н. Милованов, 1962; И.М. Голосов, 1964; Б.В. Дорошков, 1964; И.Б. Гладков, 1971).

В.В. Ковальский (1962) сообщает об уменьшении содержания ?-глобулинов при увеличении альбуминовой фракции белков.

Как полагает И.И. Ярошенко (1964), увеличение уровня резервной щелочности у опытных животных по сравнению с контролем говорит о активации окислительно-восстановительных процессов в организме. В его опытах установлено снижение уровня кальция и уменьшение фосфора в сыворотке крови. О повышении содержания кальция и одновременном уменьшении калия пишет Е.С. Шулюмова (1962).

В работах И.И. Заболотного (1964) и В.И. Божко (1964) отмечено, что биогенные стимуляторы оказывают влияние на кроветворную функцию костного мозга. Вследствие оживления регенеративной функции костного мозга наряду с повышением гемоглобина и эритроцитов в крови увеличивается общее количество гранулофилоцитов, повышается коэффициент регенерации миэлобластических и эритробластических клеток в таких органах как печень, почки, тонкий кишечник, сердечная мышца. Наиболее выражено это нарастание показателей крови с 10 по 25-й день введения стимулятора.

Опытами В.В. Ковальского (1962) установлено, что введение тканевых препаратов вызывает изменение активности ферментов каталазы и амилазы крови свиней, обуславливая этим адаптивные и качественные изменения ферментов и некоторых белковых веществ крови. Ферментные системы нормализуют важные функции животного организма, улучшают выработку иммунных тел, усиливая сопротивляемость организма к неблагоприятным условиям.

Показательны данные по изучению влияния биостимуляторов на естественную резистентность.

С.В. Сапожников (1957), Н.М. Голубева (1957), Г.М. Кащеева (1964), П.А. Федько (1964), П. Константинов (1972), Д.М. Жидков (1975), Б.С. Кубарский (1979), Г.Х. Бакирова, А.А. Бакиров (1999), В.В. Субботин и др., (2000), А.А. Крыканов (2000), Г.М. Топурия, Л.Ю. Топурия (2002) отмечают, что эти препараты стимулируют иммунобиологическую реактивность организма, которая выражается в активации фагоцитоза.

Одним из важнейших показателей улучшения состояния организма под влиянием тканевых препаратов является увеличение пропердина а крови, играющего важную роль как защитный фактор (И.В. Савицкий, 1964).

Тканевые препараты способствуют усилению тканевого дыхания, что подтверждается повышением активности фермента глюцерофосфатдегидроге-назы, а также довольно быстрому окислению кетокислот и уменьшению концентрации углеродсодержащих продуктов в моче (И.В. Савицкий, 1964).

Многие ученые дают высокую оценку действию тканевых препаратов, оказывающих стимулирующее влияние на функции животного организма, секреторную и моторную деятельность желудочно-кишечного тракта.

Все они оказывают одинаковое влияние на качественные изменения желудочного сока. При этом как свободная, так и общая кислотность резко повышаются, увеличивается переваривающая сила желудочного сока при повышении аппетита и повышается усвояемость кормов (И.О. Иона и др., 1957; Ф.Н. Милованов, 1962; П.Ф. Симбирцев, 1962; К.М. Солнцев и др., 1963; Б.С.Кубарский,1979).

В опытах А.Ф. Сенюшкина (1964) после введения тканевого препарата в соке двенадцатиперстной, подвздошной, ободочной кишок овец повысилась активность энтерокиназы, липазы, фосфатазы. Повышенная активность кишечных ферментов после введения препарата, по мнению автора, улучшает расщепление в кишечнике белков, жиров, углеводов и их всасывание. Это, несомненно, стимулиет обмен и способствует большему приросту массы животных.

А.С. Костенко и др., (1962) изучали влияние на утят тканевого препарата из печени и селезенки. Установлено повышение общей кислотности, свободной соляной кислоты, интенсивности желудочной секреции, переваривающей силы желудочного сока. При этом наиболее эффективным оказался препарат из печени, нежели препарат из селезенки.

Об увеличении всасывания глюкозы на 20 % у собак под влиянием тканевого стимулятора сообщают P.O. Файтельберг, А.Ф. Кузьмин и др., (1964).

Препараты консервированных тканей оказывают сложное воздействие на организм. Они обладают выраженной способностью повышать его иммунобиологические свойства, регенеративную способность, сопротивляемость патогенным факторам и его функции защитных механизмов (С.Р. Мучник, 1962).

Значительный интерес представляют наблюдения, показавшие, что тканевые препараты обладают выраженным свойством снимать или значительно ослаблять состояние парабиоза пораженной ткани и способствовать восстановлению её нормальной чувствительности и реактивности (С.Р. Мучник, 1964).

Доказано целесообразность использования тканевых препаратов совместно с лекарственными веществами, антибиотиками, гормональными средствами.

По данным П.А. Федько (1964), тканевые препараты, как при самостоятельном их применении, так и при применении с пенициллином стимулируют иммунобиологическую реактивность организма кроликов, что выражается в повышении фагоцитоза, титра гемолизина и агглютинина.

И.А. Калашник (1962) сообщает о том, что тканевые препараты из печени, селезенки крупного рогатого скота, семенников жеребца стимулируют регенеративные процессы в ране, сокращают по сравнению с контролем на одну треть сроки заживления ран и переломов костей, ускоряют формирование костной мозоли.

Основными заболеваниями молодняка являются бронхопневмония и диспепсия.

В.Д. Баланюк (1962) в учхозе Одесского СХИ применял биостимулятор при лечении телят. Если до применения тканевого препарата в хозяйстве болело 35 % новорожденных телят, то после его применения – только 5 %.

В.Г. Семенов (1996) исследовал влияние “Достима” и “Полистима” на организм телят при пониженных (-1-4


С) температурах содержания. Стимулятор инъецировали внутримышечно в дозе по 3 мл на 1 и 5-й день жизни. Такая стимуляция способствовала повышению массы тела, среднесуточного прироста, улучшению показателей экстерьера и усилению неспецифической резистентности организма. При этом стимулирующее действие “Полистима” на гемопоэтическую функцию организма проявлялось более выраженно, нежели у “Достима”.

Если использование “Достима” оказывало преимущественно иммуностимулирующее воздействие на клеточные, то применение “Полистима” – влияло одновременно как на клеточные, так и гуморальные факторы иммунитета.

На основе проведенных опытов А.В. Макашов, Г.Г. Евтеев и др., (1957) приходят к выводу о том, что не специфичность действия тканевых препаратов позволяет рекомендовать их при некоторых хирургических заболеваниях, где они могут применяться как самостоятельный вид терапии, так и вместе с другими лечебными средствами.

По мнению ряда авторов С.Р. Дидовец (1962), Е.П.Деменьтьев (2001), Ш.Ф. Каримов (2003) сообщает об использовании тканевых препаратов в сочетании с антибиотиками при лечении пневмонии и желудочно-кишечных заболеваний молодняка.

Тканевые препараты оказывают благотворное влияние и при инфекционных заболеваниях, облучении (С.Р. Мучник, 1962). При комплексном применении биологически-активных веществ и каждого из них в отдельности у выращиваемого молодняка повышается естественная резистентность, снижается заболеваемость, падеж (В.И. Сапего, Е.В. Берник, 2002),

Г.И. Исанин, Г.П. Садовская (1964) в 1962-63 годы на птице использовали тканевый препарат из селезенки, вводя его четырехкратно с интервалом в 40–45 дней. В итоге падеж птицы снизился с 12,1 до 8,2 %, частота регистрации анемии – с 7,1 до 2,3 %.

Биологически активные вещества дали положительный результат при лечении кератоконъюнктивитов, помутнения и язвы роговицы у лошадей, крупного рогатого скота, собак, кошек (В.А. Красноперов, И.П. Липовцев и др. (1964), эндометритов коров (А.И. Кузин, Г.В. Борисова и др., 2002), при заболеваниях телят (П. Константинов и др., 1972), собак и кроликов (В.П. Соловьева, 1962).

Основываясь на данных В.П. Филатова, М.А. Макаров (1957; 1959; 1972) лечебное действие тканевых препаратов объясняет влиянием биогенных стимуляторов на ферментативные процессы нервных и других клеток, усилением обмена веществ и повышением физиологических функций организма.

Тканевые препараты оказывают действие и на кору больших полушарий мозга и тем самым изменяют состояние лабильности центральной нервной системы.

В зависимости от исходного функционального состояния нервной системы, силы и продолжительности раздражения, вызываемого тканевыми препаратами, может происходить или повышение её, а, следовательно, повышение или же понижение реактивности. Н.Н. Даричева, В.А. Ермолаев (2000) объясняют лечебное действие тканевых препаратов активизацией нервной системы и их влиянием на ослабленные функции организма, что способствует более быстрому выздоровлению животного.

Итак, рассмотренные работы по применению тканевых препаратов в ветеринарии свидетельствуют о значительной эффективности этого приема. Действие тканевых препаратов проявляется в росте продуктивности животных, а также стимуляции защитных сил организма и повышении устойчивости к неблагоприятным условиям. Однако, по мнению Н.Г. Беленького (1963), К.Н. Чекурды, С.А. Векслера (1963), И.Б. Гладковой, Б.А. Гладкова (1971), М.В. Плахотина (1977) эти работы в какой-то мере противоречивы по своим конечным результатам.

Они отмечают, что тканевые препараты по Филатову трудно инъецируются, нередко наблюдается появление абсцессов на месте введения средств. Противопоказано применение тканевых препаратов при низком уровне кормления, истощении, при сердечно-сосудистых заболеваниях, ожогах в период острого проявления ожоговой болезни, тяжелых интоксикациях. В связи с этим перед стимуляцией больные животные подлежат тщательному ветеринарному обследованию.

Наконец, говоря о приемах стимуляции животных биологически-активными веществами, следует указать, что действие некоторых современных стимуляторов при определенных технологиях выращивания животных изучено ещё недостаточно. Требует дальнейшего изучения и обоснования дозы, способы введения препаратов у различных половозрастных групп животных и птицы.

Наиболее актуально применение биостимуляторов в промышленном птицеводстве, т. к. высокая концентрация птиц на относительно малых площадях, клеточное содержание и гиподинамия, увеличивающие влияние техногенных факторов на организм, приводит к снижению иммунобиологической реактивности и нарушению обмена веществ у птиц (М.С. Найденский, И.С. Шпиц и др., 1995; Н.В. Брендин, Н.В. Горбунова и др., 1997; А.Ф. Исмагилова, 1999; Л. Покровская, 2000; В.А. Кармолиев,2002; Ш.Ф. Каримов, 2003; Н.А. Травникова, 2004).

Важным также является разработка новых биостимуляторов, изыскание оптимальных доз и эффективных методов их введения для птиц различного возраста с целью повышения естественной резистентности ипродуктивности животных и птицы.




2. Природа и механизм действия биологических стимуляторов на организм животных и птиц


Птицы имеют ряд биологических особенностей. К их числу относятся быстрый рост, высокая плодовитость, физиологическая скороспелость, относительно высокая температура тела (40–42 °C, которая может падать на 2 °C ниже обычной в состоянии покоя), развитие эмбриона вне тела матери, своеобразное строение кожного покрова, органов пищеварения, иммунной системы и др. В связи с этим обменные процессы в организме птиц протекают более активно, чем у млекопитающих (Г.П. Мелехин, Н.Я. Гридин, 1977; A.S. King, Mclelland, 1984; В.Н. Агеев, И.А. Егоров, Т.М. Околелова и др., 1987; Е.А. Орлова, 2006; В.Г. Скопичев, Н.Н. Максимюк, Б.В. Шумилов, 2008).

В первые дни постэмбрионального периода онтогенеза у птицы происходит переход с липидного типа питания на углеводный (Ю. Косинцев, Э. Тимофеева, Е. Козлобаева, 2004). Адаптация цыплёнка к углеводистому питанию осуществляется за счёт имеющегося остаточного желтка, состоящего в основном из липопротеидов (С. Салгереев, Д. Смердинов, Д. Филлипова и др., 2007).

Желток для новорожденного цыплёнка – это источник легкодоступной энергии и белков, необходимых для роста и развития. Остаточного желтка хватает на поддержание организма в течение 1–4 дней после рождения (A. Ashworth, D.J. Millward,1986), но при этом не развиваются желудочно-кишечный тракт и иммунная система, а также не наращиваются мышечные ткани. Быстро проведённое первое кормление цыплят является “спусковым крючком” в их ускоренном развитии. Оно позволяет не только быстрее усвоить остаточный желток, но и оказывает благотворное влияние на развитие желудочно-кишечного тракта суточного цыплёнка и рост клеток мышечной ткани (Viera and Moran, 1999; Ravindran, 2003; К. Казабан, 2005).

Раннее начало кормления ускоряет рост и развитие цыплят.

Исследования, проведённые в ППЗ “Смена” показали, что каждый дополнительный грамм массы в первые 7 дней жизни цыплят обеспечивает увеличение её к концу откорма бройлеров (40–42 дня) на 7-10 г. Раннее правильное кормление цыплят, настраивает организм птицы на высокое усвоение питательных веществ в последующие периоды постэмбрионального периода, что необходимо для формирования у цыплят устойчивого иммунитета, нормального развития сердечно-сосудистой системы и костяка (В. Сидоренко, 1995; И. Егоров, Е. Логвинов, В. Столяренко, 2000; В.Л. Тучемский, С. Карбулов, С. Салгереев, 2004; И. Лебедева, Н. Верещак, А. Маслюк, 2006; В. Галкин, 2007; М.Н. Сирухи, 2008; Т. Кутовенко, 2008).

Порции корма, поступающие в желудочно-кишечный тракт в первый день жизни цыплёнка, активизируют рост крипт клеток слизистой оболочки, которые заменяют эмбриональные клетки. Только когда окончательно сформируется слизистая кишечных стенок, система пищеварения цыплёнка будет готова к нормальному перевариванию и всасыванию питательных веществ. Максимальное развитие ворсинок, глубины и густоты крипт слизистой, мышечной оболочки всех отделов тонкого кишечника по данным В. Крюкова, Е.Ю. Байковской (2002), Т.А. Пономарёвой (2004), наблюдается к 10–12 дню жизни.

Сразу после вывода цыплят их кишечник стерилен, затем в нём начинает развиваться микрофлора. В комбикорма для сельскохозяйственной птицы иногда включают живые культуры или споры полезных микроорганизмов – пробиотики.

A.D. Palic, N. Siyacki (1959), Н.Е. Касаткина (1979), Э.О. Оганов (1992), М. Paganin, P.G. Meneguz (1992); С.Н. Зегденизов, Е.Д. Чумакова (1993), Е.Р. Павлов (1999) установили, что наибольший интенсивный рост органов желудочно-кишечного тракта, опережающий увеличение массы тела у цыплят, наблюдается с 1 по 7 дни жизни.

Железистый, мышечный желудок, поджелудочная железа и тонкий кишечник птиц вначале растут быстрее других тканей, их относительный вес достигает максимума к 5–7 дню. Причём возрастает протеолитическая активность тканей этих органов, что тесно связано со способностью цыплёнка переваривать белки (И. Салеева, А. Шоль З. Петрина, 2008).

У растущих цыплят повышена потребность в аргинине, глицине, серине и пролине у (D. Sklan et al., 1988).

В первую неделю жизни масса поджелудочной железы и печени возрастает в 2–4 раза (В. Крюков, Е.Ю. Байковская, 2002). Становление функции печени заканчивается к 14 дню, поэтому для раннего возраста цыплят имеются физиологические ограничения по вводу в рацион жиров (2,5–3,0 %) из-за неспособности печени вырабатывать достаточно желчи для их омыления (А.В. Шоль, 2008).

В развитии печени птиц кросса Хайсекс браун Д.А. Косенковой (2006) были выделены критические фазы развития: на 1 сутки, 60-дневном и 120-дневном возрастах. Наивысший рост относительной массы печени при клеточном содержании приходился на 35-дневный возраст.

Активность мальтазы и сахаразы имеет место уже при выводе птицы, поэтому они способны расщеплять сахара в первые дни жизни (на 4–5 день). Переваривание жиров при рождении птицы посредственное (Е.Е. Макеева, 2000).

Активность протеаз достигает максимума только к 10–12 дню жизни. Установлено, что эмбрионы птицы способны абсорбировать аминокислоты.

У только что выведенных цыплят обнаруживаются трипсин, химотрипсин, карбоксипептидазы. В первые дни жизни содержание этих ферментов резко падает, так как их синтез в это время гораздо ниже потребностей необходимых для полного переваривания белков. Уровень активности трипсина и химотрипсина 5-6-дневных цыплят значительно ниже, чем у суточных, затем он стремительно возрастает и достигает максимума в возрасте 10-дней (Е.Ю. Байковская, 2002).

В первые дни жизни в крови цыплят выше процент молодых форм эритроцитов – ретикулоцитов (3–5 % от общего числа циркулирующих эритроцитов), с возрастом их количество снижается до 0,7–1% (Б.Ф. Бессарабов, С.А. Алексеева, Л.В. Клетикова, 2008).

Исследованиями Н.В. Донковой (2004, 2006), И.М. Карпуть (2000), установлено, что в раннем постнатальном периоде (с 3 по 5 день жизни) у цыплят наблюдается низкий уровень содержания в крови эритроцитов, гемоглобина, лейкоцитов, общего белка, лимфоцитов, иммуноглобулинов, что связано с повышенным расходованием защитных факторов, поступивших из яйца, под влиянием интенсивного антигенного воздействия в новых условиях жизни.

Е.Н. Шилова, С.В. Садчикова (2008) отмечали низкий уровень эритроцитов, лейкоцитов, В-лимфоцитов у суточных цыплят и повышение их уровня к 7-дневному возрасту.

В первые дни жизни цыплят в крови наблюдается высокая активность АсАТ и низкая активность АлАТ. Устойчивая активность АлАТ обнаруживается только после 30 дней выращивания птицы. (Н.И. Чернышев, И.Г. Панин, Н.И. Шумский, 2007). Завышенные показатели активности аминотрансфераз свидетельствуют о напряженном функциональном состоянии печени.

В первую неделю после вывода цыплята не обладают достаточным иммунитетом. Пониженная реактивность их организма в первые дни жизни выражается слабым проявлением неспецифических гуморальных факторов, недостаточной защитной силой кожно-перьевого покрова и слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, морфологической и функциональной незрелостью иммунных органов (Л.С. Колабская, 1982; А.Ю. Бакулин, 1994; Б.А. Гладков, 1990; Р.Л. Оуэн, 1996; Н. Донкова, 2006; С.М. Салгереев, 2008).

Развитие тимуса и фабрициевой бурсы (центральных органов иммунитета птиц) – основной фактор, определяющий иммунологическую реактивность организма птицы. Удаление одного из них сразу после вылупления цыпленка с последующим облучением позволило выявить различающиеся клеточные системы в периферической лимфоидной ткани селезенки и кишечника (Е.К. Олейник, 1982). В результате было установлено, что тимус контролирует реализацию клеточно– опосредованных иммунных реакций, а бурса – синтез антител.

Тимус суточных цыплят ещё не полностью сформирован т. к. полностью он формируется с наступлением половой зрелости (М.Е. Пилипенко, 1965; M.D. Kendall, 1980; Н.И. Женихова, 2006).

Абсолютная масса тимуса у суточного цыпленка равняется 150–200 мг. За первые 10 дней жизни относительная масса тимуса увеличивается в 5 раз (Я.С. Шнейберг, 1988).

Чем выше размер тимуса суточных цыплят, тем выше их жизнеспособность и потенциал к росту (Э.Э. Пенионжкевич, 1962; В.Ф. Вракин, 1984).

Нарушения функции тимуса в раннем постнатальном периоде приводят к ослаблению или отсутствию как клеточного, так и гуморального иммунитета (С.Ю. Зайцев, Ю.В. Конопатов, 2005).

Фабрициева бурса в момент вывода у цыплят ещё полностью не сформирована (Н.В. Садовников, Н.И. Женихова, М.В. Столбикова, 2008), имеет размеры около 5 мм в длину и вес около 0,05 г, а в 4-месячном возрасте – 3 см длины и около 3 г веса (И.А. Болотников, 1987). В постнатальном онтогенезе фабрициева сумка достигает максимальных размеров в период с 4,5 до 12 недель и после этого орган подвергается инволюции.

Как указывает С.Б. Селезнев (1996) у цыплят в первые дни жизни существуют устойчивые связи между тимусом и клоакальной сумкой. Удаление первичных органов в эмбриональном или раннем постэмбриональном периоде приводит к тяжелым нарушениям иммунологической реактивности.

Селезенка у птиц принимает активное участие в формировании иммунитета и поэтому определение морфологических критериев ее иммунодефицитного состояния имеет несомненное значение в общей оценке иммунной функции организма. В первые недели жизни относительная масса селезенки быстро увеличивается, а, начиная с 7-й недели жизни, темп роста замедляется и максимального размера селезенка достигает в 100-120-суточном возрасте.

Формирование лимфоидных узелков свидетельствующих о функциональной деятельности селезенки, происходит лишь к 15-дневному возрасту. Количество их нарастает до 3-месячного возраста, а затем число их с возрастом постепенно снижается. Это, по мнению Б.А. Гладкова (1988), объясняется тем, что у взрослой птицы система местного иммунитета становится более совершенной и поэтому больше антигенов задерживается вблизи места проникновения, не поступая в кровь.

По мере развития реактивность организма птиц постепенно усложняется и совершенствуется, что связано с развитием желез внутренней секреции, формированием определенного уровня обмена веществ, совершенствованием защитных приспособлений против инфекций, интоксикаций и т. д. Созревание иммунной системы птицы, в постэмбриональном развитии заканчивается в течение первой недели, после чего её можно рассматривать физиологически полноценной (Ю.В. Конопатов, Е.Е. Макеева, 2000).

Таким образом, в ранний постэмбриональный период онтогенеза птицы происходят активные процессы развития пищеварительной, ферментативной, иммунной и других систем организма. Необходим особый оптимальный подход к питанию в первые дни жизни цыплят, позволяющий стимулировать их развитие и обеспечить интенсивный рост в ходе всего продуктивного цикла.

При обычных условиях кормления и содержания без специальной стимуляции репродуктивная способность сельскохозяйственной птицы проявляется далеко не полностью приблизительно на одну треть пример тому домашние куры их продуктивность можно повысить со 100–120 яиц до 260–280 яиц при условии полноценного кормления (улучшение, рациона его сбалансированность, а также улучшение микроклимата). (С.Карапетян 1971).

Важнейшая биологическая особенность птицы проявление при гибридизации гетерозиса – усиленный рост и развитие. Гибридная птица обладает наиболее высокой продуктивностью и жизнестойкостью.

Как считают Г.П. Мелехин, Н.Я. Гридин, 1977; П.В. Макрушин, В.М.Лазарев, 1990; Н.Г. Фенченко, 1994, куры способны быстро формировать и закреплять условные рефлексы, а также тонко дифференцировать раздражители. Благодаря этим свойствам нервной системы домашняя птица быстро адаптируется к различным условиям, сохраняя при этом высокую жизнеспособность и продуктивность.

Следствие этого – внедрение метода прогрессивного выращивания молодняка и содержания кур в батарейных клетках, применение искусственно регулируемого температурного и светового режима в птицеводческих помещениях (В.М, Селянский, 1975; М.С. Найденский, 1982; В.М. Юрков, 1991).

У кур протекают очень быстро все обменные процессы, в частности белковый и витаминный обмен, поэтому они очень высоко оплачивают корм яичной и мясной продукцией. При обогащении рациона цыплят-бройлеров стимуляторами роста этот показатель еще больше повышается. Это огромный биологический резерв птицеводства и его надо использовать (А.Я. Аврутина, 1982; Б.С. Орлинский, 1984; В.П. Андрейчук, 1987; И.В.Петрухин, 1989; Р.Ф. Бессарабов, 1992; Ю.В. Конопатов, 1993; Т. Снытко, 1997; Т.А.Фаритов, 1996).

Индустриальные методы животноводства неизбежно усиливают действие на организм животного таких отрицательных факторов, как стресс, гиподинамия, понижение резистентности, дефицит природных биологически активных веществ (БАВ) в кормахи т. д. Снизить потери от указанных факторов и повысить продуктивность животных можно с помощью препаратов биогенных стимуляторов (В.П. Филатов 1953; В.М. Королев, 1964, 1972; H.A. Колченов, 1975; Д.М. Жидков 1975; В.П. Соловьева 1975; Е.М. Кожевников, 1980; А.Ф. Кузьмин, А.И. Власов, Е.Ф. Станишевский, 1983; И.А. Калашник 1986; В.К. Пестис, 1987; Т.В. Пак, 1999; Р.Т.Маннапова, 2000; А.Н. Криворотов, 2001).

Весьма перспективным путем профилактики и лечения болезней молодняка сельскохозяйственных животных и повышение иммунобиологической реактивности организма является использование биологически активных препаратов из природных средств и сырья животного и растительного происхождения (И.А. Калашник, 1962; И.А. Федько, 1964; И.М. Голосов, 1964; Х.Г. Гизатуллин, 1981; Р.Д. Бодиев, 2001).

Известно, что препараты из сырья животного происхождения (биостимуляторы) оказывают, прежде всего, общее действие на организм и затем на этом фоне происходит избирательное преимущественное влияние на их соответствующие органы и системы. Доминирующее положение в единой нейрогуморальной регуляции занимает нервная система. Она постоянно координирует процессы обмена веществ, интеграцию жизнедеятельности организма как единого целого и его связь с внешней средой. Между микро– и макроэлементами, а также другими биологически активными веществами в животном организме существует тесная взаимосвязь. Учитывая это свойство, многие биологически-активные вещества нашли применение в приготовлении лекарственных препаратов, применяемых для профилактики и терапии многих заболеваний животных и птицы (М.И. Савунова, 1975; И.В. Сидоров, 1976; Д.К. Червяков, 1977; Д.Ф. Осидзе, 1981; Н.И. Жаворонков, 1984; В.Д. Соколов, М.И. Рабинович, 1997; М.Д. Машковский, 2001).

Тканевые препараты способствуют усилению тканевого дыхания, что, в частности, подтверждается повышением активности таких ферментов, как глицерофосфодегидрогеназа, сукциндегидрогеназа, а также довольно быстрому окислению кетокислот и уменьшению концентрации углеродосодержащих продуктов в моче.

Также усиление активности глицерофосфатдегидрогеназы и сукциндегидрогеназы в таких органах, как печень, почки, тонком кишечнике и сердечной мышце, свидетельствует, что применяемые тканевые препараты являются довольно эффективными активаторами процессов дегидрирования (H.H. Ярошенко, 1964; И.В. Савицкий 1964; Р.Х. Кармолиев, 1999).

В целом, стимулирующее действие тканевых препаратов и биостимуляторов различно. Одни из них принимают непосредственное участие в обмене веществ, другие активируют ферментативные процессы, третьи являются специфическими раздражителями интерорецепторов. В малых дозах они способствуют образованию специфических пластических и энергетических веществ в организме, активируют ферментативные процессы, а также секреторную и гормональную деятельность, улучшают функциональную деятельность всей нервной системы, активизируют кроветворение, усиливают иммунобиологическую реактивность организма (В.В. Ковальский, 1962; H.H. Горн, 1965; Н.Ф. Кап, 1967; С.Р. Мучник, 1964; Б.С. Кубарский, 1971; A.A. Ивановский, 1998; В.А. Мулынин, 2001).

В действии тканевых препаратов обращает на себя тот факт, что при их применении существенно не изменяются физиологические процессы здорового организма, но повышается его устойчивость к неблагоприятным факторам. При заболеваниях животных биогенные стимуляторы способствуют восстановлению нормального состояния организма. В чем же заключается механизм стимулирующего действия тканевых препаратов, что обработанные ими животные в равных условиях с контрольными дают значительно выше приросты (Б.Я. Педера, 1964; Е.С. Шулюмова, 1962; Ю.М. Расстегаев, В.И. Шадрин,1973).

Сопоставляя заболевания, при которых биогенные стимуляторы дают терапевтический эффект, следует отметить, что их влияние выражено сильнее при длительно протекающих заболеваниях и проявляется тем ярче, чем больше выражено расстройство нервного механизма в данном процессе. Из этих данных следует, что в основе механизма действия биогенных стимуляторов лежит, прежде всего, восстановление регулирующего влияния центральной нервной системы.

При парентеральном введении животные ткани распадаются медленно, при этом обычно не по тому пути, как совершается использование питательных веществ при поступлении их через пищеварительную систему, а с образованием большого количества умеренных раздражителей. Действие их проявляется не сразу, а только через несколько дней, оно постепенно усиливается и затем также медленно ослабевает. Парентерально введенные вещества действуют в течение всего их периода распада, даже некоторое время после этого, так как после длительной активации рецепторы становятся более чувствительными к естественным физиологическим раздражителям.

Восстановление происходит медленно, что говорит об умеренном влиянии стимуляторов (М.А. Макаров, 1963). Это связано с изменением обменных процессов в организме, с прекращением образований таких раздражителей интерорецепторов, которые вели к расстройству координирующего влияния центральной нервной системы.

По данным И.А. Калашника (1960), A.A. Малиновского (1962), И.Е. Мозгова (1966), М.И, Рабиновича (1970), К.К. Мовсум-Заде (1989), введенные белки оказывают наиболее сильное влияние на активную мезенхиму, а состояние активной мезенхимы вызывает ответную реакцию со стороны центральной нервной системы как следствие, нормализуются процессы обмена веществ в тех системах организма, где они были нарушены.

Такого рода влияние на обмен веществ проявляется наиболее ярко от малых доз стимуляторов. В больших дозах введенный белок может нарушить рефлекторную связь процессов обмена веществ с ЦНС, и вместо терапевтического, профилактического или стимулирующего эффекта может быть неблагоприятное действие. Анализ данных о применении тканевых препаратов показывает, что активное влияние действующих начал продолжается около месяца, а иногда несколько дольше. Так как влияние действующих начал умеренное, то обычно и не отмечается токсического действия их даже у молодых и слабых животных, однако избыточное их количество неблагоприятно отразится на животных.

В механизме благоприятного действия тканевых препаратов установлена активизация ферментной деятельности, процессов протеолиза и гликолиза. Отмечается активизация эндокринных желез, ретикулоэндотелиальных элементов селезенки, печени костного мозга, нормализация основного обмена веществ. Действующие начала тканевых препаратов – биогенные стимуляторы. Биогенные стимуляторы являются дифференцированными и весьма активными продуктами протеолиза. Эти продукты в той или иной степени активизируют функциональные отправления всего организма. Наиболее сильно это касается центральной нервной системы, эфферентных окончаний вегетативной иннервации, ферментных процессов, гормональной и секреторной деятельности, иммунобиологического состояния, активизации гемопоэза и др.

А.Ф. Сысоев (1962), на основании своих опытов считает, что основные действующие начала тканевых препаратов относится к органическим кислотам. Он установил, что накопление органических кислот при термической обработке тканевых препаратов соответствуют степени биологической активности препаратов, но образование органических кислот является только первым биохимическим звеном в реакции живого вещества. Вслед за этим усиливается аутолиз, активированный карбоновыми кислотами эти данные подтверждены другими исследователями (И.Е. Мозгов, 1966;М. Рисман, 1998).

Биогенные стимуляторы, (основные действующие начала ферментного происхождения и продукты расщепления белков) прежде всего, действуют на многочисленные рецепторы, а через них активизируют регулирующее влияние центральной нервной системы. Под их влиянием повышается тонус центральной нервной системы и вегетативной иннервации, восстанавливается их регулирующие влияние на органы и ткани, усиливается иммунобиологическая реактивность организма, повышаются защитные силы организма к всякого рода внешним неблагоприятным факторам. Биогенные стимуляторы улучшают обмен веществ, ускоряют восстановление белков в тканях, активизируют ферментную деятельность, улучшают работу органов пищеварения, ускоряют рост и откорм животных. (Д.К. Червяков, П.Д. Евдокимов, A.C. Викшер, 1977).

По мнению ряда авторов И.С. Нагорный (1962), П.А. Карасев (1962), И.И. Заболожный (1964), Е.В. Ильинский (1964), М.И. Михеев(1964), Б.С. Кубарский (1979), В.Г. Ярцев (1992), М.В. Степаненко(1999), Т.В. Пак (2000) – обладая широким диапазоном положительных влияний на организм животных, тканевые препараты нормализуют или улучшают функцию органов или систем, стимулируют защитные механизмы, улучшая выработку иммунитета, усиливают сопротивляемость организма заболеваниям, нормализуют обмен веществ, ускоряют регенеративные и другие процессы.

Всосавшись в кровь, продукты распада воздействуют на центральную нервную систему, которая через свои отделы стимулирует или нормализует многие функции организма.

Но, как и любые фармакологические вещества, стимуляторы в больших дозах или при неправильном применении неблагоприятно действуют на животных. Применение этих и других стимуляторов в соответствии с инструкциями гарантирует безопасность их для животных и вместе с тем обеспечивает наиболее высокие показатели приростов. Однако по данным З.А. Урманова (1965), тканевые препараты могут хорошо действовать на организм только при наличии в нем не утраченной реактивной способности тканей и что их не следует применять при глубоких нарушениях физиологических функций организма, возникших на почве нарушения обмена веществ, при общем истощении на почве голодания или неполноценного кормления. Также применение их безрезультатно, при заболеваниях слабых телят и поросят гнойной пневмонией или энтеритом диспепсического, авитаминозного характера.

По мнению данных Е.С. Шулюмовой (1962), учитывая сложность тканевых препаратов, которые по представлению В.П. Филатова, включают целые компоненты активных веществ, можно допустить, что препараты различного происхождения имеют и неодинаковое действие на различные группы ферментов.

В механизме отрицательного влияния следует рассматривать несколько моментов. Во-первых, иногда отмечается значительное раздражение интерорецепторов, что ведет к усилению диссимиляционных процессов; во-вторых, действующие начала как чужеродные вещества сами по себе могут извращать ход обмена веществ.




3. Теоретическое обоснование и перспективы применения биологических стимуляторов в птицеводстве и животноводстве


Биогенные стимуляторы используют для стимуляции роста и усилению откорма слабых и переболевших животных и птиц, а также для ускорения яйценоскости кур. Тканевую суспензию (экстракт) применяют подкожно или внутримышечно один раз в 7, 15 или 30 дней, в течение 2–4 месяцев или орально (сухой препарат и фарш) ежедневно в течение всего периода откорма. Действие тканевых препаратов особенно отчетливо может быть выражено, если организм находится в неблагоприятных условиях (различные заболевания, плохие условия содержания животных, неблагоприятные климатические, сезонные условия и т. д.). Это выражается как в повышении сопротивляемости организма патологическому фактору, так и в стимуляции целого ряда физиологических функций организма (С.Р. Мучник 1962; П.Е. Радкевич, 1964; Р.В. Петров, 1987; Ю.Ф. Петров,1998).

Тканевые препараты совершенно безопасны для организма, и повторные инъекции не вызывают анафилаксии.

У здоровых животных, обработанных тканевыми препаратами, повышается уровень секреции желудочного сока и его переваривающая способность. Такие животные лучше усваивают корма.

У заморышей и отстаивающих в росте улучшается общее состояние, на 20–25 % повышаются приросты (Б.Я. Педера 1964; А.Ф. Кузьмин, 1964; В.М. Королев, 1964; Б.С. Кубарский, 1979; А.И. Дьяченко, 1980).

Опыт и данные большинства исследователей, дает основание считать, что чаще всего физиологическое увеличение роста под влиянием различных стимуляторов достигается у цыплят на 15–20 %, у поросят на 12–17 %, у телят и ягнят на 8-12 %. Птица – цыплята, индюшата, утята и гусята быстро и активно реагируют на самые различные стимуляторы роста. От их малых доз наблюдается улучшение общего состояния, ускорение роста и более быстрое развитие внутренних органов. Такая стимуляция благоприятно влияет не только на рост и развитие птиц в первый период жизни, но и в последующем положительно отразится на здоровье и их продуктивности. Наиболее активно птица реагирует в первые 2 месяца жизни и в возрасте от 3 до 4 месяцев. Увеличение приростов обычно сопровождается повышением жизненности.

О благотворном влиянии биогенных стимуляторов на откорм птицы указывают М.В. Плахотин и др. (1977), а на откорм свиней – И.В. Триере (1964).

Последний применил в качестве биогенного стимулятора консервированную в течение трех суток кровь. Животные, которым вводили средство 2 раза с интервалом 10 дней подкожно или внутримышечно, дали суточный прирост на 50-100 г больше, чем контрольные.

При применении стимуляторов развитие птицы обычно происходит быстрее – раньше развиваются внутренние органы, особенно органы пищеварения, раньше проявляются вторичные половые признаки и начинается яйцекладка. Убойный выход мяса под воздействием стимуляторов увеличивается, а качество мяса улучшается. Повышается оплодотворенность яиц, их инкубационные качества, а также выводимость.

Тканевые препараты для лечения больных домашних животных применяли уже в те отдаленные времена, когда зарождалось искусство врачевания. Первоначально в качестве тканевых препаратов использовали корни различных растений, которые с лечебной целью вводились под кожу больного (П.Ф. Симбирцев, 1962; С.С. Черняк, 1962; И.А. Калашник, 1960; З.А. Урманов, 1965).

Проведенные исследования по влияния биогенных стимуляторов на откорм животных показали, что в конце эксеримента животные подопытной группы дали значительно больший общий прирост, чем контрольные (С.М. Бакай, 1964; Г.И. Балк, 1983).

По данным H.A. Колченова (1975) при применении тканевых препаратов, приготовленных из печени и селезенки, улучшается обмен веществ у животных, повышается переваривание и усвоение питательных веществ, увеличивается устойчивость животных к различным заболеваниям. Вводят их в основном способом инъекции или путем дачи препаратов в сухом виде с кормом (М.А. Макаров 1963; М.И. Рабинович, 1970; В.М. Ковбасенко, 1971).

Высокая экономическая эффективность использования биологически активных препаратов в животноводстве и в ветеринарии подтверждена многими исследованиями отечественных и зарубежных авторов.

Тканевые препараты применяются при многих незаразных и инфекционных заболеваниях, а также используются как стимуляторы для повышения продуктивности животных (А.Ф. Кузьмин, 1964, 1983; В.М. Королев, 1974; R.G.Armstrong, 1985; М.Г. Саморуков, 1985; Д.Н. Лазарева, 1985; A. B.Соколов, 1998; О.В. Крячко, 1999; Л.В. Миниярова, 2000).

Под действием тканевых препаратов отмечено улучшение общего обмена веществ, активизация деятельности желудочно-кишечного тракта, улучшение пищеварения и усвоение питательных веществ корма, усиление биосинтеза белка, обмена липидов, ускорение процесса регенерации тканей, отмечается ускорение роста и развитие молодняка, улучшение откорма взрослых животных, повышение продуктивности (R. Dam, 1959; Н.Ф. Кан, 1967; В.Г. Вертипрахов, 1999; Р.Н. Уельданов, 1999; A.B. Коробко, 2000).

В патогенезе расстройств пищеварения незаразной этиологии одним из звеньев является снижение ферментно-выделительной деятельности пищеварительных желез. Поэтому оправдано использование в качестве заместительной терапии ферментных препаратов.

Действие тканевых препаратов и биостимуляторов на пищеварительную систему разнообразно, так при введении гомогенизата из печени и селезенки повысилась активность кишечных ферментов, что улучшило расщепление в кишечнике белков, жиров, углеводов и всасывание их продуктов (Е.А. Корнякова, 1993; М.В. Степаненко, 1999).

При введении приготовленного из крови крупного рогатого скота стимулятора повысилась отделительная работа желудочных желез. При этом увеличилось общее количество желудочного сока, в пределах физиологической нормы повысилась кислотность, удлинился сокоотделительный период (Б.Я. Педера, 1964). Также повышается уровень желудочно-кишечной секреции при введении сухих биогенных стимуляторов (СЭП) и эмбриоцитоксической сыворотки (ЭЦС). Кроме того, при введении СЭП в 1,5–2 раза усилилась переваривающая сила пепсина. Причем при введении подкожно, усиление было более резким, чем при введении внутрь (В.М. Королев, 1964).

Определение активности отдельных ферментов при тканевой терапии в опытах Л.С. Жолнеровича (1962), В.В. Ковальского (1962) показало, что под влиянием тканевых препаратов, введенных с лечебной целью в организм, находящийся в патологическом состоянии, либо с профилактической целью в здоровый организм в виде тканевой подготовки, происходит повышение активности изучаемых ферментов, либо нормализация уровня их активности в случае патологического их нарушения.

В животноводстве также используется смешивание ферментных биостимуляторов в комплексе с набором солей микроэлементов, что способствует лучшему потреблению и усвоению наряду с другими питательными веществами аминокислот, содержащихся в используемых в организме животных (Н.Г. Фенченко, 1998).

Данные, полученные С.М. Баклем (1964), свидетельствуют о положительном действии тканевого препарата и оптимальной дозы кормового антибиотика (препарата БКВ) на увеличение приростов подсвинков при откорме (В.П. Полубояров, 1962; П.А. Карасев, 1962; В.И. Деряженцев, 1997).

Выяснением влияния тканевых препаратов (тканевые взвеси из печени и селезенки крупного рогатого скота, а также цитратной крови) на откорм животных занималось много ученых (И.А. Калашник, Б.Я. Педера, 1957; Н.П. Горн, 1965; Ю.М. Расстегаев, В.И. Шадрин, 1973 и др.). Результаты их опытов показали, что применение биогенных стимуляторов повышает приросты у свиней и крупного рогатого скота на 20–30 % и выше. Особенно эффективным является применение биогенных стимуляторов, отставшим в развитии животным; у них приросты составляют – 60 % и выше.

Интересны исследования В.И. Королькова (1958) в опытах по применению кашицеобразных препаратов из печени, селезенки, эмбрионов и семенников, который установил, что в наибольшей степени стимулируют рост свиней препараты из семенников и эмбрионов (до 136–156 % к контролю).

Внедрение тканевых препаратов при откорме свиней и крупного рогатого скота может дополнительным источником увеличения производства продуктов животноводства.

Н.П. Горн (1965) и др., приводят сведения о применении тканевого препарата, приготовленного по методу Филатова в который добавлен агар-агар. После применения агаро-тканевого препарата увеличились не только приросты, но и более удобным стало применение препарата. Препарат вводился 1 раз в месяц. После двукратного применения производился перерыв. За месяц среднесуточный прирост составил у молодняка крупного рогатого скота 116–128 г, у свиней – на 181 г выше по сравнению с приростом контрольной группы. Агар-агар является в данном случае пролонгатором, т. е. веществом, задерживающим всасывание тканевого препарата и тем самым на длительный срок продляющим его стимулирующее действие.

При изучении влияния тканевых препаратов и биостимуляторов на морфологические показатели крови, многие авторы отмечают, что у животных наблюдается увеличение количества эритроцитов, гемоглобина и лейкоцитов (П.Ф. Симбирцев, 1962; В.В. Ковальский, 1962; В.И. Божко 1964; И.И. Заболожный, 1964; A.A. Ивановский, 1998; A.B. Коробко, 2000).

На увеличение содержания общего белка в крови животных, под влиянием биостимуляторов указывают исследования С.Н. Тепловой (1969), Э.Р. Румянцевой (1999) и вместе с тем некоторое уменьшение его установлено И.П. Кондрахиным (2000).

В опытах И.М. Голосова (1964) и установлено увеличение гамма-глобулинов за счет альбуминовой фракции, а В.В. Ковальский (1962) указывает их уменьшение при одновременном увеличении альбуминов. Различное действие биостимуляторов отмечено и на содержание кальция в крови, так. В.Н. Деряженцев (1997) указывает на его увеличение, а H.H. Ярошенко (1964) на его уменьшение, но при одновременном увеличении содержания фосфора.

Тканевая подготовка оказывает влияние на состояние холинэстеразы крови животных. Оно выражается в снижении величины энергии активации ферментной системы. Такое состояние фермента, обеспечивающего течение биохимических реакций с меньшей затратой энергии, является благоприятным условием для организма. То обстоятельство, что тканевые препараты улучшают энергетические возможности организма (затраты энергии при этом снижаются), увеличиваются его потенциальные возможности.

В.В. Ковальский и Ф.Б. Левин (1962) изучали изменение активности ферментов крови под действием тканевых препаратов. На основании проведенных опытов они пришли к выводу, что под влиянием тканевых препаратов увеличивается активность ферментов крови в таких направлениях, которые создают условия для интенсификации обменных процессов в организме. Они считают, что наблюдаемые изменения деятельности ферментов обусловлены лабильными изменениями структуры белковых носителей. По данным И.И, Заболожного (1964) и В.И. Божко (1964) установлено нарастание в периферической крови количества гранулофилоцитов, И.В. Триере (1964), отмечают увеличение активности холинэстеразы.

Показательно влияние биостимуляторов на естественную резистентность.

П.А. Федько (1964), И.К. Тутов (1997) отмечают, что тканевые препараты стимулируют иммунобиологическую реактивность организма, что выражается в повышении фагоцитоза. При применении низкомолекулярных органных белков – цитомединов из легочной ткани здорового крупного рогатого скота у подопытных животных повышалась фагоцитарная активность нейтрофилов и лизоцимная активность сыворотки крови (И.П. Кондрахин 2000).

Е.С. Шулюмова (1962) получили положительный эффект при применении низкомолекулярных органных белков для лечении бронхопневмонии телят, И.С. Нагорный (1962) отметил не только их эффективность при лечении гинекологических заболеваний, но и повышение плодовитости у свиноматок.

Об уменьшении количества больных животных и резком сокращении падежа указывается в работах Г.В. Макарова, (1973); М.И.Рабиновича, (1970) и др.

Дальнейшими экспериментами было доказано наличие биогенных стимуляторов не только в тканях животного происхождения, но и в лиманной грязи, сапропеле, черноземе и растительных тканях (М.Г. Саморуков, 1985; В.К. Пестис, 1987; A.A. Алиханов, 1998).

Отмечено стимулирующее действие на организм цыплят, поросят и телят тканевого препарата “Эраконд” (В.Н. Байматов, 1999; Н.К. Михайлов, 1999; Л.В. Миниярова, 2000; В.А. Казадаев, 2001).

Оригинальный тканевой препарат получен Е.П. Дементьевым и Р.Г. Фазлаевым (1999) из селезенки крупного рогатого скота. Производственные его испытания показали высокую эффективность при выращивании поросят и телят.

По данным P.P. Гизатуллина (2001) прирост живой массы телят при применении тканевого препарата “Биостим” увеличился на 12,82 %, одновременно установлено повышение лизоцимной активности в 1,37, бактерицидной – 1,12 и комплементарной активности сыворотки крови – в 1,84 раза.

Несомненно, что биогенные стимуляторы, введенные путем подсадок кусочков тканей или инъекции взвесей и экстрактов, приготовленных из консервированных тканей, могут стимулировать животный организм, ослабленный болезнью, но нельзя требовать, чтобы они вдохнули жизнь в организм, находящийся на грани гибели. Биогенные стимуляторы действуют путем мобилизации естественных защитных сил организма, поэтому лечение биогенными стимуляторами должно сочетаться с полноценным кормлением и созданием нормальных условий содержания заболевших животных (И.А. Калашник. 1960, В.М. Ковбасенко 1971).




4. Иммунная система птиц и коррекция


Птицеводство является одной из наиболее перспективных отраслей в сельском хозяйстве, так как в отличие от других отраслей, не имеет сезонности и обеспечивает продовольственный рынок своей продукцией в течение года (И.А. Болотников, 1999; В.М. Кравченко, 2000). Но кроме явных преимуществ промышленного содержания птицы имеется целый ряд проблем, обусловленных как биологией птицы, так и влиянием различных стрессовых факторов.

Антибиотики (левомицетин, тетрациклин, аминогликозиды), применяемые на молодняке птицы в терапевтических дозах оказывают отрицательное влияние на формирование иммунитета после вакцинаций. Кроме того, указанные препараты подавляют нормальную микрофлору кишечника, которая, продуцируя различные биологически активные вещества, участвует в становлении и регуляции иммунной системы. Ряд вирусов, бактериальные инфекции также снижают иммунный статус или вызывает иммуносупрессию.

В промышленном птицеводстве иммунная система птиц подвергается воздействию многочисленных факторов. В условиях этого регистрируется целый комплекс заболеваний, которые протекают на фоне проведения плановых вакцинаций (Л.С. Колабская, Т.И. Горецкая, Т.Б. Кузина, 1991).

Под естественной резистентностью понимают способность организма противостоять неблагоприятному воздействию факторов внешней среды. Состояние естественной резистентности определяется неспецифическими защитными факторами организма, связанными с деятельностью гормональной, вегетативной и центральной нервной систем, с функцией биологических механизмов: клеточных, гуморальных, секреторных систем, обладающих многогранным воздействием и зависящих от породных, возрастных и индивидуальных особенностей организма, а также от условий кормления и технологии содержания птицы.

Естественная резистентность и специфический иммунитет – это звенья одной цепи механизмов защитных систем организма. Характер неспецифической защиты влияет на механизмы специфического иммунитета.

Иммунологическую функцию выполняет специализированная система клеток и тканей органов. Иммунологическая система имеет три особенности: генерализуется по всему телу, её клетки постоянно рециркулируют через кровоток, она обладает способностью вырабатывать специфические молекулы антител к различным антигенам. Совокупность лимфоидных органов и тканей (тимуса, селезенки, групповых лимфатических фолликулов, клоакальной бурсы, клеток костного мозга и лимфоцитов периферической крови) составляют единую систему иммунитета (G. Astaldi, 1971; D. Bellamy, 1982; М.А. Qureshi, 1998).

Иммунная система защищает организм от микроорганизмов, возбудителей инфекционных болезней, злокачественных клеток, участвует в отторжении чужеродных клеток и тканей, обеспечивает корректировку и нормальное функционирование кроветворных и других систем, следит за нормальным внутриутробным развитием плода, защищает его, удаляя и утилизируя отмирающие клетки и ткани.

Тканевые макрофаги защищают все ткани организма. Макрофаги обычно представлены гранулоцитами, реже эозинофилами. Фундаментальными исследованиями доказано, что иммуноглобулины, лизоцим, комплемент, бета-лизин, гликопротеиды, пропердин, фагоцитарная и бактерицидная активность лейкоцитов являются факторами защиты организма. Наиболее значительным иммунологическим барьером всей лимфоидной системы микроорганизма является субэпителиальная ткань дыхательного и пищеварительного трактов (макро– и микрофаги).

Важную роль в устойчивости организма птиц к инфекции играют макрофаги. Они выступают как первичный фактор неспецифической защиты благодаря способности к фагоцитозу микроорганизмов, антигенов и иммунных комплексов (B.C. Бузлама, 1978; Е.К. Олейник, 1982; Я.Е. Коляков, 1986; С. Kirk, 1998). После захвата чужеродного агента макрофагом происходит его утилизация (ферментативное переваривание с участием комплекса ферментов и перекиси водорода).

Специфическое лечение и профилактика, основанное на вакцинации, действенны при ограниченном числе инфекций. При таких инфекциях, как кишечные и грипп, эффективность вакцинации остается недостаточной. Высокий процент смешанных инфекций, полиэтиологичность септицимий, вызываемых грамотрицательными бактериями, делает создание специфических препаратов для иммунизации против каждого из возможных возбудителей нереальным. Введение сывороток или иммунных лимфоцитов оказывается эффективным только на ранних этапах инфекционного процесса. Кроме того, сами вакцины в определенные фазы иммунизации способны подавлять сопротивляемость организма к инфекции. Вместе с тем, в связи с быстрым увеличением числа возбудителей, обладающих множественной устойчивостью к антимикробным средствам, а также с появлением мутировавших штаммов вирусов, борьба с ними становится все более сложной (С.И. Теплова, 1969; С.И. Плягценков 1979; А. Роит, 1991).

Течение инфекционного процесса осложняется, а трудности терапии существенно усугубляются при поражении иммунной системы, механизмов неспецифической защиты и стрессовых факторах, действующих постоянно на организм животных и птиц, находящихся в условиях поточно-конвейерной промышленной технологии их выращивания. В современных условиях промышленного животноводства иммунологическая недостаточность возникает на фоне несбалансированности рационов по питательным веществам, энергии, витаминам микро– и макроэлементам, некачественного кормления, присутствия в кормах простейших грибов, бактерий и их токсинов, нарушения параметров микроклимата в помещениях, где содержатся животные (Д.Н. Лазарева, 1995; Е.К. Алехин, 1993).

В настоящее время особый интерес представляют исследования влияния нервной системы и ее структур на процессы иммунитета. Основные выводы этих исследований сводятся к признанию в целостном организме регулирующего воздействия нервных и нервноэдокринных влияний на интенсивность иммунного ответа (В.В. Абрамов, 1998).

Процессы циркуляции, пролиферации и дифференцировки должны находиться под нейроэндокринным контролем. В противном случае воспалительные процессы и иммунные ответы не будут адекватны повреждающим агентам, следствием чего может быть развитие аллергических и аутоиммунных заболеваний, снижение противоопухолевого и противоинфекционного иммунитета (Е.А. Корнеева, 1978; Б.С. Утешев, 1981).

В связи со становлением концепции нейрогуморального обеспечения иммунного гомеостаза, появлением препаратов с высокой избирательностью воздействия на центральные и периферические нейрохимические структуры, интерес исследователей к проблеме нейротропных влияний на иммунитет значительно возрос. Проводятся работы, раскрывающие механизм участия симпатической системы в регуляции иммуноаллергических процессов.

Имеются предположения о возможности восприятия афферентным нейроном информации (в том числе и специфической) в процессе развертывания иммунной реакции в организме (Е.Я. Коляков, 1986).

Существуют два предполагаемых пути: непосредственное воздействие чужеродных антигенов на нервные окончания и опосредованное – через активированные иммунокомпетентные клетки (Е.А. Корнеева, 1978). Второе – в процессе стимуляции клеток различными химическими веществами в смешанной культуре лимфоцитов происходит потеря частого отрицательного заряда на поверхности клеточных элементов (Т. Challenger, 1954).

Изменение мембранного потенциала имеет место при стимуляции полиморфноядерных лейкоцитов в культуре и на разных популяциях иммунокомпетентных клеток в процессе их активации антигенами (В. Seligman, 1981; R. Niemzow, 1981; J.G.Monroe, J.C. Cambier, 1982; R.Y. Tsien, 1982).

Среди факторов, влияющих на иммунитет, отмечают: генетические (иммунологические дефекты), физические (ионизирующая радиация, тепло, холод, высокая относительная влажность), химические, хирургические (удаление лимфоидной ткани), микробную вирусную инфекцию, воздействие микотоксинов и других токсических субстанций, включая гербициды и инсектициды, недостаточность корма, возраст птицы и социальный стресс.

Большинство иммунодепрессивных болезней связано с определенными инфекциями, а также с афлатоксинами. Микроорганизмы, вызывающие иммунодепрессию можно разделить следующим образом: вирусы, выбирающие клетками-мишенями структуры иммунной системы (болезнь Марека, лимфоидный лейкоз, болезнь Гамборо); вирусы и бактерии, при которых ткани иммунной системы не являются клетками-мишенями, но могут быть пораженными, что и вызывает иммунодепрессию – вирусы болезни Ньюкасла, инфекционный бронхит, инфекционный ларинготрахеит, геморрагический энтерит (R.F. Gordon, 1982).

На счет опасности афлотоксинов существует и альтернативная точка зрения. Смертельная концентрация афлотоксинов B? и В? по данным (J.J. Giambrone, 1985) не влияет отрицательно на формирование иммунитета против болезни Ньюкасла или гуморальный иммунитет в целом, вопреки распространенному мнению.

Была установлена роль микроорганизмов, пыли и аммиака на формирование иммунного ответа против болезней. Оказалось, что высокие концентрации этих субстанций отрицательно сказываются на состоянии иммунной системы птиц, а при сильном нарушении зоогигиенических норм по этим показателям наблюдалось значительное снижение антителообразования (C.A. Воробьев, И.Е. Филин, Л.А. Ладыгина и др. 1985).

Отрицательное действие на организм также оказывает резкая смена климатических условий. У птиц, содержащихся в условиях низких или высоких температур, не происходит формирование достаточного иммунного ответа против различных антигенов (Я.Е. Коляков, 1975; В.С. Бузлама, 1978; Л.С. Колабская, 1987; F.M. Bruent, 1962; P.J. Bjorkman, 1987).

Проведенные исследования (Б.Ф. Бессаров, 1996), выявили прямую зависимость между снижением уровня резистентности и увеличением отхода птицы от заболеваний и поствакцинальных осложнений. При выборе способа борьбы с какой-либо инфекционной болезнью птицы бактериальной этиологии специалисты основное внимание уделяют патогенным микроорганизмами – возбудителям заболевания и нередко забывают о так называемой сопутствующей микрофлоре ЖКТ. Но в ряде случаев именно эта обычная микрофлора играет большую роль в возникновении или развитии болезни, способствуя либо препятствуя её проявлению (С.Н.Теплова, 1969; Б.С. Утешев, 1981; Н.Д. Придыбайло, 1990; В.Г. Ярцев, 1992; Г.А. Горошева, 2000; W.F. Hughes, 1979; I.D. Aitken,1982; R.H. Meloen, 1995).

Поэтому в настоящее время одним из перспективных направлений в области профилактики болезней птицы, вызываемых условно-патогенной микрофлорой, стало применение биостимуляторов. При благоприятных условиях микроклимата количество микроорганизмов и их состав находятся в состоянии динамичного равновесия. Птица остается здоровой. Однако поддержание равновесного состояния небезразлично для организма птицы с энергетической точки зрения.




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Стоимость полной версии книги 89,90р. (на 02.04.2014).

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картойами или другим удобным Вам способом.










 

 

Комментарии



Новый комментарий к странице:

Яндекс.Метрика