Дрессировка собак неслужебных пород. Защита хозяина и личного имущества

Дрессировка собак неслужебных пород. Защита хозяина и личного имущества


Скачать бесплатно без регистрации неполную книгу в формате:

rtf, pdf

Эта книга предназначена для любителей, которые делают свои первые шаги в собаководстве и решили в любви к своему питомцу перейти от «собачьих нежностей» к более продвинутой и продуктивной фазе отношений: к активному образу жизни, разнообразным видам занятий, дрессировке и полезному воспитанию.

Данное издание адресовано владельцам всех пород, в том числе и таких, которые официально служебными не признаются, и предназначено для ознакомления собаководов-любителей с техникой общей и специальной дрессировки.


Перейти к полной версии »
В.Н. Пустовойтов
Дрессировка собак неслужебных пород. Защита хозяина и личного имущества

Предисловие
Главный ответ на главный вопрос

Эта книга не предназначена для специалистов кинологов. Эта книга предназначена для любителей, которые делают свои первые шаги в собаководстве, и для любителей, которые решили в любви к своему питомцу перейти от «собачьих нежностей» к более продвинутой и продуктивной фазе отношений: к активному образу жизни, разнообразным видам занятий, и вообще – к дрессировке и полезному воспитанию.
Название «Дрессировка собак неслужебных пород…» говорит о том, что данное издание адресовано владельцам всех пород, в том числе и таких, которые официально служебными не признаются, и предназначено для ознакомления собаководов любителей с техникой общей и специальной дрессировки . Тем не менее, в книге используются техника и методика дрессировки, применяемые для подготовки служебных собак. Это сделано потому, что упомянутые техники и методики лежат в основе практически всех современных направлений дрессировки и хорошо себя зарекомендовали в процессе использования их собаководами любителями в совсем недавнем прошлом. Собаки, подготовленные в соответствии с требованиями, предъявляемыми к служебным собакам, гораздо лучше приспособлены к реалиям современной России, чем их собратья, выученные по модным западным методикам (но зачастую без современных технических средств, например, телеметрического и другого «технотронного» снаряжения) .
Автор этих строк – бывший кадровый военнослужащий спецподразделения по розыску внутренних войск, а также собаковод любитель с более чем сорокалетним стажем, не предлагает какую либо оригинальную и неповторимую методику, которая позволит демонстрировать чудеса. Цель данной книги намного скромнее – объединить под одной обложкой уже существующий опыт прошлого века (или веков?) и тенденции века наступившего, и постараться рассказать о древнейшем и вечно новом искусстве дрессировки так, чтобы каждый читатель смог выбрать что то полезное для себя. И если благодаря этому изданию вы сможете хоть чему то научить вашу собаку и научиться сами, мы будем считать свою цель достигнутой. Мы предложим, а вы сможете выбрать.
Мы постараемся раскрыть «секреты, лежащие на поверхности» традиционных отечественных методик, внимательнее присмотримся к традиционным приемам естественной дрессировки у некоторых народов. Мы проанализируем опыт практической кинологии и приоткроем завесу секретности над подготовкой «специальных» собак, в частности – в Третьем рейхе.
И все это будет сделано с единственной целью – помочь вам, дорогие собаководы любители, сделать вашу собаку не просто любимцем и членом семьи, но также и полезным помощником: охранником, спутником, компаньоном, проводником.
Разумеется, здесь будут описаны методики подготовки и собак телохранителей, и собак охранников. Но мы сочли необходимым добавить еще несколько полезных собачьих «специальностей», таких как собаки проводники слепых или собаки пастухи.
Приложения к книге – сборник правовых актов о порядке и правилах содержания домашних животных на территории России, а также словарь справочник основных кинологических терминов и понятий – призваны оказать информационную поддержку собаководу любителю.

Вступление
Кое что о «народной дрессировке»

Нет другого животного, которое так кардинально изменило бы весь образ жизни, всю сферу своих интересов, стало бы до такой степени домашним, как собака.
Конрад Лоренц

Мы начнем рассказ о дрессировке с этой темы именно потому, что никакой дрессировки в современном понятии на протяжении 99,9 % человеческой истории не существовало. Человек просто отбирал из имеющегося в его распоряжении материала одомашненных животных наиболее подходящих по его мнению детенышей у наиболее подходящих по его же мнению производителей. Неподходящие производители изгонялись, неподходящие детеныши убивались – такова была суровая и немудреная первобытная селекция. Возможно, на этих раннеисторических этапах использовалось примитивное натаскивание некоторых видов охотничьих, а впоследствии – пастушьих и охранных собак. Более сложные процессы искусственного отбора начались, когда период вольных собирателей и охотников окончился (он то и занял эти 99,9 % нашей истории) и наступила эра земледельцев, скотоводов и ремесленников.

Первобытные принципы сохранились у народов наследников тех славных первобытных времен – скотоводов и охотников. Они достаточно просты и результативны как применительно к домашнему скоту, так и к собакам: жесткий отбор и групповое (практически – стадное или стайное) воспитание. Селективный базовый принцип примитивен и беспощаден (но поэтому и максимально эффективен): правильное поведение – жизнь, неправильное поведение – смерть.
Например, собаки пастушьих пород (немецкая, кавказская, среднеазиатская, южнорусская, венгерская овчарки и др.) обладают врожденными навыками пастьбы отар: гуртовки (сгона разбредающегося стада в плотный массив – гурт), окарауливания (перед ночевкой они обегают стадо, помечая мочой вехи и таким образом обозначая для хищника «линию охраны», пересечение которой грозит немедленной атакой), сортировки (специально отгоняют слабых и больных на периферию стада, ближе к пастуху, чтобы тот принял решение: лечить или забивать животное) и т. д. Собак, которые не выполняют этих функций, или выполняют их неправильно, могут наказать прежде всего сородичи (живут и служат человеку эти собаки как правило в стаях с жесткой иерархией, на вершине которой стоит вожак), а над всеми – человек, хозяин стойбища, верховный судья, царь и бог.
Здесь зачастую до сих пор нет специальной дрессуры – только воспитание и отбор. Автор пособия по дрессировке пастушьих собак, советский кинолог Сахаров писал: «Заведующий лабораторией служебного собаководства Казахского института животноводства тов. Кржипов говорит: «Как ни странно, у нас в Казахстане собаки в овцеводстве используются крайне нерационально. В чабанской бригаде имеется только по 3–4 собаки, и то они по сути дела только охраняют стада от расхищения в ночное время». То есть, даже профессиональные пастухи в советские времена имели мало представления о дрессировке своих служебных собак.
Если щенок огрызнулся и тяпнул за палец – получит взбучку от хозяйской руки. Если шестимесячный подросток показал зубы человеку – схлопочет вдоль спины арапником или пастушьим хлыстом. Если годовалый пес хотя бы посмотрит на хозяина в упор и обнажит клык – сразу будет застрелен. Взрослые «кавказцы» перекусывают берцовую кость коровы, как вафельную трубочку, в горах церемониться с ними опасно для жизни. (Не так давно некоторые думали, что такую «собачку» можно содержать в квартире. К счастью, эта мода прошла.)
Кормят их тоже особым способом. «В собаке, – говорил автору этих строк один из специалистов пастбищного содержания кавказских овчарок, – живут два зверя: шакал и волк. Если проснется волк – собаку надо убивать: отведав свежей крови, она начнет резать сначала слабых овец, потом всех подряд. Поэтому надо держать в ней шакала». Чтобы «держать шакала», пастухи режут больных и слабых овец, рубят их вместе со шкурой и закапывают (неглубоко) на несколько дней (в зависимости от погоды). Когда мясо начинает разлагаться – выкапывают и скармливают собакам. У них развивается вкус к падали и не просыпается жажда крови.
Традиции воспитания северных лаек несколько иные. Это единственные собаки, которые едят рыбу в любом состоянии (свежую, мороженую, разложившуюся) и никогда не давятся костями. Щенков маламута могут прикармливать свежей оленьей кровью, однако взрослые собаки никогда не зарежут оленя «своего» стада. Рыба – вот вожделенное лакомство! (Впрочем, на Крайнем Севере рыбу едят все – даже олени.) Северные лайки также служат человеку «подразделениями» – стаями. Без устали крутятся вокруг гигантского оленьего стада на марше, облаивают отстающих, а когда оно останавливается на стоянку, тоже обегают по периметру, обозначая линию охраны и только после этого отдыхают. В человеческое жилище взрослые собаки не заходят: выкапывают снеговые норы и спят, укутываемые ледяными буранами. (Это хорошо описал Джек Лондон.) Время от времени вожак выбирается, откапывает кого нибудь из стаи, и посылает «на обход» – обежать стадо. В случае нападения волков – это смертник, полярные «разбойники» рвут его в клочья. Но он успевает перед гибелью лаем предупредить своих товарищей и пастухов о нападении. Причем зачастую это всего лишь «сигнальная жертва»: если волков немного, они не в состоянии причинить большого урона (олени стоят, намертво сцепившись рогами, плотно прижавшись телами, и оторвать от этого «монолита» удается немного). Пастухи предпочитают не рисковать жизнью в лютую полярную ночь ради нескольких оленей и отделываются выстрелами в воздух. Такова цена собачьей жизни на суровом Севере.
Были также некоторые, кто считал, что и такую «собачку» можно держать мало того, что на юге России, но и еще и в отапливаемой квартире. Белый медведь так не мучился в ростовском зоопарке, как эта несчастная лайка!
Сибирские лайки – отдельная суровая повесть. Когда лайка щенится, хозяин сам занимается селекцией. Летом свои приемы, но надежнее всего – зимой. Помет весь закапывается в снег и слегка притаптывается. Хозяин курит и наблюдает. Кто из щенков вылез из снежной могилы, проходит «во второй тур» таежного кастинга. Хозяин кладет слепышей на высокий стол и отходит, наблюдая. Те, кто дополз до края и, не ощутив опасности, хлопнулся на пол, – обречены. Слишком слабое чувство опасного пространства в тайге ни до чего хорошего не доведет. Оставшиеся – наиболее чуткие и выносливые, проходят в следующий тур и получают передышку в испытаниях.
Как только сходит снег, их, подросших, берут на первые вылазки в тайгу. Наиболее смышленые держатся около матери или ближе к хозяину. Если молодая лайка отстала от хозяина и стаи в тайге, ей лучше не возвращаться домой. Ее встретит неумолимый взгляд хозяина и дуло двустволки: собака, которая бросила человека в лесу без приказа, права на жизнь не имеет. Это хозяин, отправив своих собак на поиск, может не забирать их из тайги сколько захочет: они будут сидеть, облаивая белку на дереве, хоть несколько дней, но добычу без приказа человека не бросят.
Однако сибирская лайка – не только верный спутник охотника. Она еще и сторож. И при этом не обуза. Каждая лайка сидит около своего двора и следит за широкой, как Енисей, улицей таежного поселка. Идет мимо человек – если идет посредине улицы, по нейтральной территории, то бог с ним, пусть идет. Воспитанный таежник никогда просто так не свернет к воротам соседа. Спросит громко: «Кузьмич, ты дома, аль как?» Кузьмич откликнется: «Ты, Иваныч, что ль? Заходи во двор!» Лайка после этого на прохожего только взглянет искоса. Ну, может, хвостом шевельнет, если старый знакомый. Однако попробуй войди на хозяйскую территорию кто нибудь без спросу – таежного простора мало не покажется!
Рано утром все лайки поселка собираются в стаю и отправляются в тайгу на завтрак: мышковать, или зайчика могут загнать гуртом в охотку. Дома их не кормят: что это за охотничья собака, которую кормить надо? Кормят их на охоте, когда лайка, загнав и облаяв белку, дожидается хозяина. Он снимает белку из мелкокалиберки, обдирает шкурку, а тушку и потроха отдает своим верным помощницам: это и есть для них смысл жизни и самый изысканный деликатес!
Держат, конечно, в Сибири и дворовых, цепных собак, но отношение к ним и спрос с них совсем другой. Как и цена.
Все описанные выше собаки относятся к пользовательским породам и не проходят дрессировочного курса послушания, как и многие охотничьи современные собаки (тоже пользовательских пород), содержащиеся в городе. Но у них есть своя «школа прилежания» и свой искусственный отбор. При выборе таких пользовательских собак нужно прямо и честно ответить самому себе на вопрос: ты сам, будущий хозяин, кто – пользователь или простой обыватель? И ничего обидного нет в том, если ты простой обыватель, а не, скажем, пастух или охотник. Просто тебе такие собаки не нужны, несмотря на всю их силу или красоту. Как не нужен городскому жителю трактор «Беларусь», или БТР, или трелевочный агрегат.
Тебе нужна собака для другой «пользы» – охраны дома, дачи, квартиры, семьи, машины. Или друг товарищ, партнер по спорту и играм. А хватит ли у тебя времени и сил на то, чтобы заниматься с умной, симпатичной, но слишком энергичной собакой? Причем «народная дрессировка» тебе здесь не поможет – у городского содержания собак свои, совсем другие законы! И если не уверен в себе – возьми себя в руки и не заводи собаку такой породы, выбери другую. Автор этих строк в свое время совершил ошибку, о которой говорит, и поверьте, стыд и сожаление до сих пор грызут его душу!

Глава 1
Выбор породы и щенка
Как рассчитать психологическую совместимость собаки и семьи

идет о взрослой, незнакомой собаке (старше года двух). Собака в доме (особенно – в квартире!) должна быть желанна, запланирована и воспитываться с «младых когтей»!
Автор этих строк только однажды позволил себе подобный «сюрприз»: принес щенка с рынка, не предупредив никого из домашних. Все, что случилось потом – одна из самых тяжелых станиц его «собаководческой биографии». Да всей семьи тоже. Сестра автора, собаковод и дипломированный дрессировщик с тридцатилетним стажем, однажды соблазнилась на взрослую суку добермана пинчера. Никому из нас так и не удалось установить с нею полный контакт и добиться необходимого послушания, в конце концов она сбежала и потерялась.
Поэтому, если вы ясно осознаете невозможность содержания собаки в доме (квартире, семье), лучше сразу проявите твердость и верните собаку прежнему владельцу (продавцу, хозяину суки и т. п.), даже если для этого придется поехать на рынок или к нему домой. Если же все это сделать по каким то причинам невозможно, постарайтесь ни в коем случае не выгонять собаку на улицу. Во многих городах появились приюты, куда можно позвонить и за определенную сумму пристроить ставшего нежеланным питомца. Только помните: в городских муниципальных центрах собак содержат определенное количество времени (обычно дней десять) и, если собака немолода и, так сказать, непривлекательна для «усыновления», ее усыпляют (даже если официально это не признается!) Другой выход – поместить животное в специальный оплачиваемый приют, так называемую «гостиницу». Там к собакам отношение совсем другое, однако это весьма накладно и не решает проблему в принципе – искать нового хозяина все равно придется вам. Разумнее дать объявление в местную прессу (а лучше всего – на телевидение, причем, при правильном подходе это можно сделать бесплатно, в режиме «акции доброго сердца» или чего нибудь в этом роде). Во многих городах действуют общественные организации на благотворительной основе – туда тоже можно обратиться. Вполне вероятно, что вам помогут пристроить собаку и в клубе собаководства, и даже заплатят какие то деньги. Неплохой эффект дают объявления в ветеринарных клиниках, специализированных магазинах и т. п. Никогда не верьте увещеваниям детей (неважно – сколько им лет!), что они де «будут делать все все». Дай бог, чтобы они хотя бы иногда выводили и кормили собаку, особенно, когда окончится «медовый месяц». Вся регулярная грязная работа, заботы, проблемы и тяготы лягут на вас, можете не сомневаться в этом ни минуты!
2. Если все же «сюрприз» появился и принято осознанное решение оставить его в доме, сразу мчитесь на консультацию к специалистам: в первую очередь к ветеринару, затем – в клуб. Если у вас есть знакомые собаководы со стажем – тоже хорошо. Сразу сделайте все необходимые прививки, получите (и запишите!) все консультации и купите «приданое» – коврик, миски (пойлушку и кормушку), шлейку, ошейники (противопаразитный и обычный), щетки, игрушки и др. (см. в главе 3 раздел «Главные управляющие команды и снаряжение»).
3. В самое ближайшее время проведите семейный совет с участием всех проживающих в квартире (доме) и распределите обязанности по уходу за собакой между членами вашей семьи. Все – подчеркиваю – ВСЕ ваши домочадцы должны знать, как кормить, купать, прогуливать щенка (собаку), что позволять и чего не позволять новому члену вашей семьи. Проведите уборку и дезинфекцию помещения, где будет содержаться собака (в зоомагазине вам подскажут, с какими именно средствами, и продадут их).
4. Успокойтесь, смиритесь с неизбежностью и постарайтесь обязательно полюбить вашего питомца. Тогда все труды, заботы и головные боли померкнут перед той радостью и той любовью, которую способна подарить человеку только собака – и никто другой! Разумеется, без дружбы и любви между человеком и животным о серьезных достижениях в дрессировке говорить не приходится.
Для полноценного воспитания и дрессировки следует выбирать животное с раннего возраста, в нашем случае – щенка.
Конечно, профессионалы дрессировщики могут работать практически с любой возрастной группой. Нормальным считается период до двух , трехлетнего возраста. Моей сестре удавалось добиваться неплохих подвижек и с трехлетними, и с четырехлетними и даже с пятилетними собаками. Но о высоких результатах, конечно, речи не было. Самые общие формулы послушания, несколько несложных трюков, основанных на личных качествах и предпочтениях собаки – вот и все. У взрослых собак очень много твердых динамических стереотипов (см. Словарь), которые трудно формируются и еще трудней меняются, с годами становясь все тверже. Поэтому, если вы хотите получить сколько нибудь серьезные успехи в дрессировочной работе – начинайте с «младых когтей».
Выбор щенка лучше всего делать в его «родной» среде – среди братишек и сестренок, на подстилке, пропитанной запахом собачьей семьи. Внимательно присмотритесь к щенячьей «братве», посовещайтесь с хозяином и теми, кто наблюдает за пометом с момента его появления. Объясните, какие качества вам нужны, и «собачьи кураторы» подскажут вам, на кого обратить внимание.
Оптимально, если с вами будет опытный собаковод, специалист именно по этой породе, а еще лучше – ветеринар. Напоследок обязательно возьмите телефон и адрес заводчика – очень может быть, что придется обратиться за консультацией. Нормальные заводчики, кстати, сами предлагают свои услуги в этом отношении. Лучше же всего брать щенка у своего будущего дрессировщика или активиста клуба, в котором вы будете состоять.
Будущий «хранитель очага», скорее всего, окажется на самом удобном и уютном месте около матери или в загончике для малышей. Он будет с удовольствием забавляться с товарищами, но не упустит случая первым ухватить кусочек повкуснее, а также не уступит никому ни своего места, ни своего «пайка».
Любитель игр, тренировок и путешествий вряд ли долго усидит под боком мамы и в теплом «гнезде». Он отправится на поиски приключений, проявит интерес к незнакомому человеку (вам), попробует на нюх и вкус ваши брюки и обувь, охотно примет игру.
«Охранник» и «телохранитель» отнесется к вам недоверчиво и попытается подать голос или даже тяпнуть вас за палец или перчатку, или другой протянутый в его сторону предмет. Любознательный обязательно проявит к вам интерес. Смелый увлечется погоней за вашими ботинками или веревочкой, а осторожный будет обороняться, нападая из укрытия.
Но любой из них должен проявить интерес и настороженность к незнакомцам и особенно – к резким и непривычным звукам, которые они издают (позвените ключами, пошуршите газетой, попищите пищалкой из детских или собачьих игрушек). Будет здорово, если он отреагирует на этот раздражитель голосом. Однако имейте в виду, что гавкающий и одновременно пятящийся щенок, скорее всего, окажется слишком «нервным».
Будущий поводырь и санитар выделится терпимым отношением и к своим собратьям, и к людям, пусть посторонним и незнакомым. Он будет сама доброта и ласковость. У него без опасения можно отобрать лакомый кусочек, он к этому отнесется с философским спокойствием. А разозлить его даже агрессивной игрой будет непросто.
В общем, среди достаточно большого помета, по предварительной договоренности с хозяином и проявив наблюдательность, вы сможете подобрать для себя щенка с определенными характеристиками. Главное, чтобы вы сами четко себе представляли, какая именно и для чего именно собака вам нужна. Если вы будете требовать совмещения несовместимых качеств, то получите нечто труднопредсказуемое и маловразумительное. Один мой знакомый хотел приобрести и отдрессировать собаку, чтобы «она была зверем». При этом ее планировалось содержать в городской квартире, в семье с двумя маленькими детьми. Мне удалось переубедить его, но он остался недоволен. Некоторые хотят иметь собаку поводыря, способную охранять и оборонять самого хозяина, его жилье и имущество. Таких не бывает даже в голливудских фильмах.
Выбрав щенка и запомнив его среди похожих собратьев (а мы в этих случаях помечали своего будущего питомца, например, зеленкой), отправляйтесь готовить ему место и приобретать приданое. Не спешите забирать малыша. Во первых, ему должны сделать комплексную прививку. Во вторых, общеизвестен факт: если щенка забирают раньше одного месяца, то он привыкнет к обществу людей и будет отдавать им предпочтение, с опаской относясь к собратьям (это явление называют социальной депривацией – см. главу «Социализация…» и Словарь.) Если же его оставить в «собачьей среде» свыше двух месяцев, то щенок будет предпочитать отношения с собаками дружбе с человеком. Одна из моих собак, которую мы были вынуждены передержать в питомнике до двух месяцев, обожает всех представителей своего вида и готова общаться с ними сколько угодно, при этом настолько увлекается, что проявляет непослушание.
Если же пришло время, или вам необходимо забрать щенка сразу (например, вы покупаете его на рынке), обратите внимание на несколько важных моментов:
а) у него должны быть чистые слизистые (носик, глазки), без корочек, выделений и т. п., никаких выделений и образований не должно быть и в ушках;
б) шерстка – чистая, шелковистая, без перхоти и каких либо затвердений под кожей;
в) общий вид – веселый, нос чуть влажный, глазки блестящие, общая подвижность, готовность общаться, играть и пр.;
г) дыхание свободное, без кашля и хрипов;
д) суставы не деформированы и не гипертрофированы (увеличены), конечности ровные, хвостик (если не купирован) – ровный, подвижный (без изломов и повреждений);
е) под хвостом (привыкайте туда заглядывать, это важно!) – чисто, без следов прилипшего жидкого кала и выделений (особенно с кровью!);
ж) общий запах – «чистая псина», без гнилостных и зловонных оттенков.
В одном старинном руководстве говорится: «Воспитание собак благородных кровей у некоторых народов имеет почти что ритуальный характер, при сем почитается справедливым и правильным пользоваться тою же методою, коею воспитывают малых детей, с младых ногтей прививая живому существу уважение и привычку к тому образу жизни, каковой принят в сферах, где ему предстоит обитать».

Самые Общие Советы

Обращайтесь со щенком спокойно и терпеливо. Никогда не срывайте на животном свое раздражение. Не наказывайте собаку спустя какое то время после проступка. Собаки, как и маленькие дети, быстро забывают о своих действиях, и отсроченное наказание приведет только к боязни хозяина, а не к отучению от шалостей и проказ. Старайтесь общаться побольше со своим питомцем, не отказывайте ему ни в ласке, ни в удовольствии полежать у ваших ног, когда вы смотрите телевизор или работаете за письменным столом. Однако сразу же вырабатывайте у маленького питомца твердый навык: по команде «место» он должен немедленно покинуть пусть даже самую приятную компанию, прекратить самую интересную игру и вернуться на свой коврик.
Щенок быстро привязывается к человеку и когда остается в одиночестве – скучает. Тем не менее, пресекайте (сначала – мягко, по мере взросления все жестче) все попытки спекуляций – визг и царапанье в дверь, когда щенка отправили на место, стремление схитрить и разжалобить вас, чтобы любой ценой продлить удовольствие. Помните – воспитание началось, и теперь ваше слово – закон.
Щенка не следует баловать, в надежде, что он потом «поумнеет» и с него можно будет спрашивать, как со взрослого. Никогда не позволяйте щенку того, чего не будете позволять взрослой собаке! К примеру, спать он должен только на своем месте. Не допускайте иного сами и требуйте того же от членов своей семьи: пожалев маленького, скулящего щенка и взяв его на диван, в кресло или, тем более, в постель, потом вы обязательно получите большую собаку, взобравшуюся грязными лапами на вашу мягкую мебель или чистые простыни.
Не требуйте от щенка слишком многого: ему посильна только самая общая начальная дрессировка, не стоит усердствовать и добиваться от него безукоризненной четкости в выполнении команд. Двигайтесь по принципу «от простого к сложному». Не начинайте отработку следующего приема, не освоив предыдущего. Ваши жесты должны быть четкими и понятными, команды – достаточно громкими и отчетливыми, подаваться в соответствующей интонации. Не следует уговаривать щенка выполнить команду. Команды подавайте единообразно (одинаково). Нельзя, например, один раз сказать «сидеть!», а в другой раз «садись!». Тем более вредно суетиться и быть многословным: «Сидеть, а не лежать, тебе говорят! Фу! Нельзя! Стой! в смысле – сиди!»
Не переутомляйте щенка. Не давайте ему незнакомых команд. Однако всегда старайтесь добиться выполнения своей команды, пусть и не мгновенного. В случае необходимости – примените принуждение, форма которого должна соответствовать возрасту. Иначе щенок привыкнет к тому, что можно и не выполнить команду, и в дальнейшем у вас могут возникнуть проблемы не только с послушанием: взрослая собака, привыкнув не выполнять команды (в особенности – запрещающие), будет в случае ужесточения требований огрызаться и пускать в ход зубы.
Однако не злоупотребляйте силой. Воспитывайте собаку так, чтобы она не только боялась, но и уважала вас и вашу семью, чтобы она ценила общение с вами и с удовольствием ожидала, когда вы начнете занятия с нею, а самым большим наказанием было отсутствие вашего внимания и одобрения.

Несколько слов о кличках

Профессиональный дрессировщик, у которого я приобретал одну из своих лучших собак, любил повторять: «Как вы лодку назовете, так она и поплывет». Выбирая кличку, посоветуйтесь с членами семьи, опытными собаководами, друзьями. И поступите по своему – в конце концов, именно вам больше всего и придется ее произносить. Впрочем, даже если в паспорт вписано вычурное имя в соответствии с правилами, в семейном кругу у собаки обязательно появляется свое, «домашнее» прозвище. Я знавал одну породистую таксу, именуемую по документам «Огненного Носа Рыжая Леди», которую дома звали просто Люськой. А самыми оригинальными «ономастиками» («давателями имен») считаю своих сельских знакомых, у которых жили кошка Мошка и собака Бабака.
Если вы – владелец породистого щенка и вас допускают для участия в племенной работе, инструкторы клуба расскажут вам, каким принципом нужно руководствоваться при подборе официальных, «паспортных» кличек.
Но в любом случае нельзя давать щенкам кличек их родителей или называть одинаково щенков из одного помета. Это будет путать племенную документацию.
Неэтично использовать названия народов или рас. Не стоит идти на поводу у злобы дня и отражать в кличках политические явления или имена. На каждом российском базаре есть рыжий кобель по кличке Чубайс, но вряд ли такового захочется иметь не то что в квартире – даже во дворе. Кличка должна быть короткой, звучной, понятной, непретенциозной. Представьте реакцию окружающих, когда вы будете подзывать к себе собаку по кличке, например, Альдебаран или Констатация.
Считается недоброй приметой, если хозяин всех своих собак (особенно если их предшественники погибли от болезни или несчастного случая) называет одной и той же кличкой.

Несколько слов о прививках

Эта тема относится к вопросам здоровья, но вспомнить об этом, рассказывая о первых месяцах общения со щенком, крайне важно.
Иммунитет, унаследованный от матери, сохраняется на протяжении 5–6 недель (если щенок не находился на искусственном вскармливании). Поэтому в первые полтора месяца необходимо сделать первые прививки. Ежегодно ветеринарные врачи применяют все более совершенные методики прививок, поэтому для того, чтобы спланировать порядок прививок, обратитесь в ветлечебницу. Обычно это прививки от парвовирусного энтерита (иммунитет наступает через две недели, поэтому в течение этого срока собаку нужно беречь от рискованных контактов), гепатита, бешенства и др. В два месяца необходимо сделать прививку от чумы плотоядных и повторную комплексную вакцину. В момент прививки щенок должен быть здоров. Желательно произвести дегельминизацию («погонять глистов»).
Постарайтесь не экономить, пользуясь сомнительными «универсальными» вакцинами, которые предлагают для самостоятельной прививки на рынках. Многокомпонентные вакцины с каждым годом совершенствуются и лучше всего прибегнуть к помощи профессионального (проверенного знакомыми собаководами) ветеринарного врача. В дальнейшем собака прививается раз в год. И обязательно – от бешенства, с отметкой в паспорте (в настоящее время в паспорт вклеивают стикеры – специальные наклейки, прилагаемые к вакцинам и лекарствам). Если вы проживаете в сельской местности, постарайтесь брать препараты и получать консультации у ветеринарных специалистов в оптовых магазинах базах сельхозветеринарии.

О породах

Люди недаром веками занимались селекцией и выводили породы собак с определенными, предсказуемыми пользовательскими и видовыми качествами. Во вступлении мы немного рассказали о том, как подбирались спутники человека в суровых условиях выживания в природной среде. Повторимся только для того, чтобы предостеречь начинающего собаковода еще раз: не гонитесь за внешним видом собаки. Не покупайте собаку этой породы только потому, что ее представитель покорил ваше сердце, снимаясь в каком нибудь телесериале. Ваш дом – не съемочная площадка, а место обитания людей с разными и, возможно, очень непростыми характерами. И собака – дополнительный фактор. Только от правильного выбора зависит, станет ли этот фактор условием создания новой гармоничной связи в вашей семье или разобьет вдребезги и то, что было.
По нашему мнению, все породные группы подразделяются на те, которые идеально подходят для семейного содержания и дрессировки, те, которые годятся в качестве домашних любимцев, но практически не дрессируются, и на те, что совершенно непригодны как для содержания в домашних условиях, так и для дрессировки.
Разумеется, в каждой породе встречаются переходные типы и исключения. Иначе говоря, попадаются немецкие овчарки, не годные ни на что, кроме цепного содержания под забором, равно как и бультерьеры, показывающие чудеса трюковой дрессировки. Сторонники каждой породы готовы с пеной у рта отстаивать престиж своих любимых и неповторимых, но мы не будем забираться в дискуссионные дебри. У кого есть желание и Интернет – сходите на «собачьи» форумы и пообщайтесь.

Для примера приведем выдержку из статьи Елизаветы Рыжовой «Идеальный сторож или как собаки охраняют» (http://www.vettorg.net/magazines).
Прежде чем выбирать себе сторожевую собаку, следует оценить все факторы, влияющие на ваш выбор: от жилищных условий до особенностей вашего характера. Квартира или коттедж, голливудская вилла или деревенский дом – любое жилище нуждается в охране от воров и непрошеных гостей. Многие люди, задумываясь об охране своего дома, обращают взор в сторону собак, вернее, сторожевых собак. И неудивительно, потому что они настоящие профессионалы своего дела и выполняют это нелегкое дело уже на протяжении многих веков. Это правда, но также правда и то, что у всех сторожевых собак различные способност и и потребности в зависимости от породы, которые могут и не подойти под ваш стиль жизни и ваши способности обучения собаки и управления ею.
Мы взяли для примера шесть пород сторожевых собак, проанализировали их способность охранять вверенную им собственность, и составили «Табель успеваемости». Мы выделили четыре критерия оценки:
«бдительность», или способность замечать приближающуюся опасность,
«собственность», или способность идентифицировать границы охраняемой территории,
«реакция», или скорость реагирования на полученные сигналы опасности,
«любознательность» как заинтересованность всем, что происходит вокруг.
Мы оценивали собак по пятибалльной системе, но согласимся со скептиками, что результаты могут показаться несколько субъективными. Однако специалисты советуют поинтересоваться заранее особенностями каждой породы сторожевых собак, чтобы сделать верный выбор своего охранника. Надеемся, что проделанная нами работа поможет вам избежать ошибок.

Ротвейлер

Бдительность – 3
Реакция – 4
Собственность – 4
Любознательность – 4
Непоседливый и любопытный, он легко исполняет обязанности надзирателя и контролера даже на большой территории, но оставлять его запертым в доме на целый день – не очень хорошая идея, которая рискует обернуться для вашего дома катастрофой!

Мастино Неаполитано (Наполетано)

Бдительность – 3 Реакция – 2 Собственность – 4 Любознательность – 2
Колосс с сокрушительной силой и монументальностью борца сумо. Спокойный и уравновешенный до тех пор, пока кто то не осмелится вторгнуться в его жизненное пространство. Тогда жди больших неприятностей.

Фила Бразилейро

Бдительность – 4 Реакция – 3 Собственность – 5 Любознательность – 5
Известен как «охотник на людей» еще со времен рабовладельческого строя, когда сторожевые собаки были широко распространены в Бразилии. Не переносят чужаков и ни за что не оставят их у своих границ.

Стаффордширский терьер

Бдительность – 4 Реакция – 5 Собственность – 4 Любознательность – 4
Собака породы терьер всегда подвижна и внимательна ко всему, что движется. Она также не может долго быть запертой в четырех стенах, ее душа просто требует свободы.

Аргентинский дог

Бдительность – 4
Реакция – 4
Собственность – 5
Любознательность – 5
В первую очередь, это опасный сторож. Он обладает пытливым умом и зорким глазом. Острый нюх и живой характер делают его подвижным и любопытным. Конечно, эта собака не для гостиных, ей нужно пространство, чтобы очень много двигаться.

Алано

Бдительность – 3
Реакция – 3
Собственность – 4
Любознательность – 2
Слабо расположен к длительной активности, скорее, его можно назвать домашним, несмотря на его крупные габариты. Он ценит комфорт и удобства, но при этом он очень внимателен ко всем посторонним, которые пересекают границы его (или вашего) жилища.

Советы начинающему собаководу

Что можно и нужно порекомендовать начинающему собаководу, желающему иметь управляемую, дрессируемую и непроблемную собаку в условиях городской квартиры и семьи, в которую входят дети и пожилые люди? 
1. Откажитесь сразу и без сожаления от «спецов» – породных групп, выведенных специально для определенных видов деятельности, спорта, промысла и др. (конечно, если вы этим не собираетесь заниматься!). Разумеется, при сильном желании и если повезет с консультантами и специалистами (хендлерами – дрессировщиками и фигурантами – их помощниками) и с самим псом, можно превратить в защитника и охранника собаку любой породы. Но стоит ли брать водолаза или, скажем, ездовую лайку для охраны маленькой городской квартиры, или кавказскую овчарку для того, чтобы караулить салон «Жигулей»?
2. Старайтесь брать щенка от как можно более удаленных друг от друга родителей, лучше – из разных городов или даже от международных браков (хотя это обойдется значительно дороже). Увлечение инбридингом (близкородственным скрещиванием) в погоне за прибылями привело в последнее время к появлению угрожающих и неприятных отклонений в поведении даже у таких идеально адаптированных к человеку пород, как немецкая овчарка и ротвейлер.
3. Избегайте приобретать плоды «смелых экспериментов» и случайных межпородных вязок. Хотя есть немало удачных примеров, брать «гибрида» – очень непредсказуемая «лотерея». Охотники селекционеры, например, для «освежения кровей» время от времени скрещивают своих кобелей с одомашненными волчицами. Но «первая помесь» никогда в использование не идет, отобранные из «волкособак» щенки служат только промежуточным звеном для «освежения». Выполнив свою посредническую функцию, они как правило, уничтожаются.

Гибрид собаки с волком во все времена считался нежеланным и опасным: «волкособаки» обладают выносливостью, агрессивностью, непризнанием человеческого главенства подобно волкам, но как собаки практически не боятся человеческих поселений, запахов, флажковой охоты и др. Они совершают опустошительные набеги на скотные дворы и легко уходят от преследования, проявляя дьявольскую хитрость, изобретательность и бесстрашие.
В конце девяностых для спецподразделений по борьбе с терроризмом «волкособов» стали разводить в государственных питомниках Минобороны и Внутренних войск. Инструкторы рассказывали, что работать они могут сутками, обходятся без пищи по неделям, практически не болеют, никого и ничего не боятся, в бой кидаются, как одержимые, причем бесшумно (лай у них отсутствует, как и у волков), но постоянно «прощупывают» кинолога на доминантность. И могут попытаться «взять верх» в тот момент, когда тот заболел или ослаб. Одному знакомому, работавшему с двумя кобелями из этой «экспериментальной серии», после отпуска по болезни пришлось почти месяц «восстанавливаться в правах» и утверждать свое лидерство в их маленькой стае. «Они устроили мне настоящий экзамен, несмотря на то, что я вскормил и воспитал их с молочного возраста!» – говорил кинолог.
Сербская поговорка утверждает: «Вук длаку меня, а чуд никад» . Грамотный дрессировщик может, конечно, и монстра приручить, да только стоит ли это затрачиваемых усилий? И сможет ли «непрофессиональный» хозяин постоянно удерживать такого зверя в цивилизованных рамках?
Сказанное относится и к прочей «экзотике», которую в последнее время за хорошие деньги можно без проблем приобрести, например, в зоопарках, эксклюзивных зоомагазинах и даже у частных лиц. Если вы не профессиональный биолог, специалист по собачьим, и не имеете своего питомника или хотя бы домашнего зверинца во дворе, не заводите всяких енотовидных собак, австралийских динго или пятнистых шакалов. Ничего хорошего не будет. Пусть даже в Европе или Австралии кто то с ними интересно экспериментирует.
И совет напоследок: не пожалейте времени и прочтите несколько книг по воспитанию и дрессировке, таких, например, как эта. Прочитанное позволит вам осознанно работать с вашим питомцем и значительно упростит процесс занятий даже с самым хорошим инструктором. Он, как инструктор по вождению, свое «водительское» дело знает хорошо. Но «рулить» то все равно придется вам самим!

Психологическая совместимость собаки с членами семьи

Этот вопрос если не самый важный, то один из важнейших. Он включает в себя как минимум два направления: персональные психологические качества собаки и членов семьи с одной стороны и процесс социализации собаки с другой.
Во первых, учтите реальную «расстановку сил»: кто из семьи больше других будет проводить времени с собакой, кто реально (а не идеально, по намерениям!) сможет постоянно гулять и заниматься с нею. И если это – дедушка или бабушка, или внук или внучка, а все остальные работают и учатся, то не вздумайте заводить дога, овчарку, ротвейлера, «ризена», «пита» или крупного терьера (неважно – эрделя, буля, черного, они все очень энергичные, достаточно сильные и трудноуправляемые, даже милые «фоксики»!), и им подобных. Никаких крупных энергичных собак, требующих твердой руки и постоянного присмотра и воспитания, длительных прогулок и специальных тренировок! (Кстати, бойцовые собаки, столь популярные в последнее время, требуют не столько дрессировки, сколько длительных пробежек с грузом и регулярной «стравки» – тренировочных схваток с себе подобными, и вряд ли это по плечу хрупкой старушке или девчушке.)
Во вторых, определитесь с возможной психической конституцией и темпераментом собаки. Если в семье очень тонкая и подвижная психическая атмосфера (люди нервные, творческие, раздражимые), то брать собаку с подобным характером (например, добермана пинчера) противопоказано. Если члены семьи, особенно мужская часть, уважают в качестве шутки и аргумента крепкий дружеский тумак (остановимся на этом), то не стоит заводить такую миролюбивую и симпатизирующую всем окружающим породу, как лабрадор или ретривер. Эти собаки просто в ужас приходят от насилия и агрессии, им категорически противопоказаны как физические наказания, так и строгий ошейник.
А определившись, постарайтесь во время выбора щенка разглядеть в нем желаемые качества. Дальше начинается воспитание.

Глава 2
Социализация. Установление связей «хозяин – собака», «семья – собака» и «окружающий мир – собака» в процессе выращивания и ухода 

Зту главу необходимо прочесть именно перед тем, как приступать к дрессировке и воспитанию собаки, потому что вам тогда станут ясны основополагающие мотивы, лежащие в основе сложного поведенческого феномена собаки как существа, «вписанного» в окружающий мир, в том числе – мир вашей семьи. Эти разработки привлекли внимание всех, кто сколь нибудь серьезно занимается воспитанием собак, и благодаря им удается достигать лучшего понимания и эффективности в общении и работе с собакой.
Собака – животное общественное, поэтому для нормального функционирования как организма и индивида она нуждается в социализации, то есть, «встраивании» в окружающую населенную среду. Социализация – это многоступенчатый процесс, который формирует личность социального животного и устанавливает связи с его окружением, куда входят как представители его вида, так и другие живые существа, среда обитания и др. Каждый этап социализации четко очерчен во времени и ограничен критическими сроками, когда врожденные программы поведения запускаются, а затем – достраиваются за счет приобретения новых условных рефлексов, которые, в свою очередь, систематическими тренировками доводятся до совершенства. Процесс социализации проходит на всех поведенческих уровнях, где включаются как новые потребности, так и врожденные компоненты мотиваций.
Животное улавливает и усваивает основные закономерности и причинно следственные связи всего происходящего в окружающем мире. Понимание этих связей и закономерностей необходимо на данном этапе развития. Если этап почему либо не завершен (наследственная программа включилась, но полностью не достроилась), все дальнейшее развитие собаки как социального животного оказывается ущербным, психика нарушенной, поведение аномальным.
Различные исследователи рассматривали разные этапы социализации, исследуя поведение волков и собак в естественных условиях природной среды, а также – в питомниках и дрессировочных центрах. Удалось четко установить наличие таких критических периодов у собак, четко указав рамки, когда завершается один период и начинается другой. Аналогичные исследования проводились на волках и на собаках и привели ученых к выводу, что невозможно четко указать границы периодов, очень много зависит от индивидуальности щенка, от условий выращивания и содержания. Эволюция пород, особенно в нашем столетии, резко усиливается, и вполне вероятно, что именно благодаря этому и под влиянием сложной среды одна из основ поведения – социализация, находится в очень подвижном состоянии.
Итак, хотя стадии, или периоды социализации, с полным правом называются критическими, жестко определить их рамки для домашней собаки как вида в целом не всегда удается. Продолжительность детства у разных пород может отличаться в три четыре раза. Поэтому далее будут приводиться сроки, наиболее характерные для средних и крупных служебных пород, поскольку особенности их возрастной физиологии наиболее близки к средним показателям.

Первый период социализации

Он начинается после 2 недель от роду, продолжается примерно до 8 недель. Следует отметить, что в это период самым важным событием в жизни такого социального животного, как собака, является импринтинг . Во время этого процесса запечатлевается образ своего вида и (это особенность именно собаки и некоторых других домашних животных) образ человека как хозяина и партнера. В ходе импринтинга щенок усваивает факт своей принадлежности к определенному виду животных. Он запоминает, как выглядят существа, с кем он в дальнейшем окажется в тесных социальных отношениях. Крайне важно, что импринтинг происходит не только на образ матери, но и на человека, потому что именно это позволяет собаке воспринимать человека как старшего соплеменника. Более того, очень рано (до месяца после рождения) отнятые щенки, которых выкармливали люди, воспринимают себя именно как людей. При дальнейших контактах с собаками они общаются с ними неохотно, стараются ограничить эти контакты и явно не отождествляют себя с этими животными.
Запечатление образа матери, установление первых, самых сильных и важных эмоционально психических связей с тем, кто кормит, ухаживает и согревает, усиливает тягу молодой собаки к животным той же породы, что и она сама. Из этого образа собака получает ключевые характеристики внешности и поведения для опознания в будущем полового партнера. Хотя это и не имеет большого значения для домашних собак, но, по сути, служит первичным механизмом разделения пород, которые все дальше расходятся в процессе искусственной внутривидовой эволюции. Процесс такого психологического отчуждения служит барьером, затрудняющим в таких случаях межпородные скрещивания. Так, например, бульдогов, бассетов, борзых представители других пород зачастую просто не воспринимают как собак.
Следует отметить, что импринтинг у собак в отличие от птиц, на примере которых это явление было впервые описано, не является одномоментным процессом. Новорожденному утенку достаточно увидеть первый в его жизни движущийся предмет один раз – и он инстинктивно начинает следовать за ним по пятам, считая своей матерью. У собак этот процесс гораздо более гибкий и неоднозначный. Есть данные, что человек – не единственный вид, образ которого может быть запечатлен собакой в качестве «родного» вида. В некоторых скотоводческих хозяйствах щенки рождаются в кошарах, где содержатся овцы и, повзрослев, воспринимают овец как возможный вариант своего вида.
В процессе наблюдения за щенками становится ясно, что в течение первого периода социализации формируется понятие «МЫ». Щенок на всю жизнь запоминает как должны выглядеть животные, к которым относится и он сам. При этом восприятие щенка максимально раскрыто для окружающего его мира. Этому времени его жизни свойственно появление и буквально лавинообразное развитие двух сложных поведенческих комплексов: игрового и исследовательского, неразрывно связанного с ним. Количество контактов, в которые стремится вступать щенок, весьма велико. Его неокрепшая нервная система очень быстро утомляется, но и столь же быстро восстанавливается: маленький щенок теребит игрушку, бросает ее, принимается возиться с однопометником, потом бросается куда то бежать и вдруг, буквально на бегу, падает и засыпает. Короткий сон – и малыш снова готов к увлекательному познанию и взаимодействию с окружающим миром, «отключка» сменяется очередным бурным приступом активности.
Формирование такого фундаментального понятия как «МЫ» зависит как от внутренней готовности к этому процессу организма, так и от внешних факторов. Например, в случаях с собаками «бомжами», обитающими в мегаполисах, а также с волкодавами, живущими в местах традиционного использования, может произойти запечатление только образа своего вида. Критический период продолжается долго, но щенки в этом возрасте далеко от логова не отходят. Более того, при появлении людей мать, как правило, подает сигнал тревоги и заставляет щенков спрятаться. В результате щенки просто не сталкиваются с человеком, запечатление его образа не происходит. Более поздние контакты не смогут изменить положение радикально: собака будет относиться к человеку с изрядной долей недоверчивости и вовсе не станет самостоятельно стремиться к контактам с ним. Конечно, такую собаку можно будет приручить при помощи лакомства и ласкового обращения, но доверять она будет лишь конкретным людям и то далеко не во всем.

Второй период социализации

Установлено, что он может смыкаться или перекрываться первым периодом. Это время приходится на возраст примерно от 1,5 до 5 месяцев. Суть периода в формировании индивидуальности, в том, что щенок начинает выделять себя из мира прочих существ, приобретает собственное «Я». Это выражается, в частности, в том, что резко возрастают его активность и самостоятельность. Однопометники уже не стремятся держаться все вместе. Возрастает исследовательская активность: щенок энергично изучает не только предметы и явления окружающего мира, но и возможности собственного тела, в буквальном смысле слова стремится познать себя. Игровое поведение делается едва ли не преобладающим, оно приобретает все более сложные и разнообразные формы. Игры приобретают характер состязаний, частенько переходят в борьбу и даже драки, по итогам которых распределяются места в щенячьей иерархии.
В этом периоде перед хозяином встает наиболее больной вопрос – симпатия юной собаки ко всем встречным: ведь она действительно бросается к ним с самыми искренними выражениями дружественных чувств, часто ведет себя просто подобострастно. Для подростка щенка еще не существует понятия «чужие», потому что взрослые собаки с нормально сформированным поведением никогда не обидят щенка в этом возрасте. Более того, любой щенок, оказавшись в одиночестве и встретив незнакомую чужую собаку, получает некий минимум внимания: он может быть приведен ею в стаю, где о нем позаботятся, где его станут кормить.
Это обусловлено природным механизмом сбережения вида, потому что такое поведение, демонстрирующее социальную открытость щенка, возможность перейти в другую стаю, найти приемных родителей обеспечивают совершенно новый уровень приспособленности вида. Как только вид приобрел механизм, позволяющий спасать от гибели сирот, он сразу же повысил генетическую приспособленность. Гибель взрослого животного, родителя может быть вызвана случайными факторами, сохранение его генотипа стаей при усыновлении детенышей компенсирует такую случайность. Несомненно, благодаря этому может происходить обмен генетическим материалом между стаями и снижение высокого уровня близкородственного скрещивания, в норме присущего псовым. Склонность некоторых взрослых сук к убийству подсосных щенков (примерно до месячного возраста) отнюдь не противоречит этому. Умерщвление маленьких щенков в данном контексте не просто отклонение, а вариант естественного отбора среди сук на умение следить за своим потомством и защищать его. Если сука загрызла детенышей – потомства у нее не будет и «ген матери убийцы» дальше не пойдет.
Прием в стаю чужих детенышей может быть весьма полезен в тех ситуациях, если в составе большой стаи более эффективно обеспечивается добыча пищи, защита территории. Возможность для щенка «поменять родную стаю» на чужую оказывается реальным шансом выжить, когда отношения в собственной стае сложились жесткие, доминант (вожак) плохо заботится о низкоранговых особях, щенка обижают и третируют, и это грозит ему не просто плохим положением, а гибелью.

Третий период социализации

Он наступает в возрасте 6 10 месяцев и непосредственно связан с интенсивным половым созреванием. Именно сейчас, когда период щенячества заканчивается и начинается взрослая жизнь, собака встраивается в структуру стаи. Новый статус резко осложняет для нее смену социальных партнеров и мирного перехода в чужую стаю. В этом периоде посторонние особи уже проявляют агрессию к подростку, социальное окружение сужается, количество дружественных связей оказывается ограниченным, для образования новых требуются особые условия. Смысл третьего периода заключается в том, что собака, разделяя мир по признаку «свои» и «чужие», к понятиям «МЫ» и «Я» добавляет «ОНИ». Этот этап социализации для собаки является завершающим.
Если собака воспринимает человека как представителя своего вида, то людей в ходе последнего этапа социализации она разделяет на своих и чужих. Реакция на чужих напрямую зависит от породы. Например, у сторожевых, охранных и подобных им собак искусственный отбор велся на агрессивное отношение к чужим.
Поэтому у многих охранных и сторожевых пород появление недоверчивой реакции на посторонних людей происходит очень рано, еще в период становления «Я». У пород такого типа третий период социализации как бы вклинивается во второй, агрессивность появляется при первых, пусть даже очень слабых выбросах в кровь половых гормонов.
Третий период социализации у собак специализированных охотничьих пород (особенно ярко видно это на примере гончих) протекает весьма специфично. Это связано с тем, что с наступлением полового созревания, со взрослением не связано замыкание стаи, закрытия ее границ на больших псарнях вообще не происходило, поскольку состав собак то и дело менялся. А отношение к человеку было «нормативно дружественным» так сказать, «по умолчанию». Более того, шла очень своеобразная трансформация понятия «свой» применительно к человеку: в качестве «своего» воспринимается охотник с вполне определенной амуницией, деталью каковой является, например, ружье. Собака, побывавшая на полевой охоте, полностью доверяет любому человеку с ружьем.
У представителей же других пород, при отборе которых делался упор на дружелюбное отношение к человеку, агрессия на него не появляется и на третьем этапе социализации. У ездовых собак наблюдается отчетливо выраженная реакция избегания чужих. У многих собак компаньонов третий период так полностью и не завершается, такие собаки так и не становятся совершенно взрослыми, они нуждаются если не в непосредственной опеке хозяина, то в теснейшем общении с ним. (Помните поговорку – «маленькая собачка – всю жизнь щенок»?)
В ходе третьего этапа молодая собака приучается дифференцированно распознавать уровень опасности, исходящей от других собак. Например, собака из другой стаи опасна в высшей степени уже тем, что она чужая. В своей стае положение не столь однозначное: часть собак сохраняет к молодому животному дружелюбие, другие только терпят его, зато третьи откровенно третируют. Собака перестает быть личностью сама по себе. Она приобретает индивидуальные, ни на кого не похожие черты в глазах прочих собак. Щенок по большому счету не имеет пола, а его детский ранг в среде сверстников совершенно не интересует взрослых животных. При половом созревании молодая собака приобретает в поведении приметы, которые для ее соплеменников четко ассоциируются с определенным полом, теперь она должна занять свое индивидуальное положение в стае, причем, в соответствующей полу подсистеме.
Именно на третьем этапе социализации собака включается в систему иерархии взрослых особей, приобретая при этом четко определенный социальный статус. В этот же период происходит активное выстраивание межличностных связей, и с одногодками, и с другими, взрослыми собаками. Прежняя, щенячья, система отношений уходит в историю. Конечно, память о прежних симпатиях и антипатиях остается, может окрашивать отношения повзрослевших животных, но эта «детская дружба» перестает быть актуальной в новой «взрослой» жизни и роли в дальнейшем, как правило, не играет.
Заключение лояльного союза. Именно в этом возрасте оно становится возможным. Когда окружающие добры и терпимы к малышу, он может отвечать лишь большей или меньшей привязанностью, легко меняющейся и быстро забывающейся. Но стоит подростку осознать, насколько по разному к нему относятся прочие живые существа, и понять, что одни могут помочь избежать неприятностей, которые доставляют другие, как возникает основа для гораздо более глубокой и прочной привязанности, почва, на которой и взрастает лояльный союз. Лояльный союз всегда приятен и взаимовыгоден. Как бы сильно щенку ни хотелось попасть под опеку доминанта (вожака), этого не произойдет до тех пор, пока в союзе не окажется приятной стороны и для последнего. Часто эти отношения восполняют дефицит дружественных социальных контактов, снимают излишнее напряжение, только так можно объяснить заключение союзов не только между однопометниками или «бандитами» изгоями, но и между высокоранговыми и молодыми кобелями.
Молодые собаки, едва вступившие на порог зрелости, могут добиться в собачьей иерархии только положения «пограничников» и «аутсайдеров». Кстати, бегство щенка из стаи на втором периоде социализации вовсе не является изгнанием. Стая не отказывалась от него, не стремилась избавиться, этот щенок был лишь одним из массы, уход именно его для стаи был незаметен. Истинные изгнанники появляются лишь тогда, когда стая начинает видеть в них индивидуальность, когда их личные качества чем то раздражают сообщество. Здесь процесс взаимный: не только собака избегает общаться с членами стаи, но и те активно отгоняют ее прочь от себя.
Например, если молодой кобель попытается покрыть одну из самок гарема вожака (доминанта), ему грозит самое суровое наказание: изгнание из стаи. А в условиях дикой природы это означает, что он обречен на скитания и поиски своего места под солнцем, на выживание в индивидуальном порядке. Причем, без права даже заходить на территорию охотничьих угодий стаи: за это следует немедленная и жестокая выволочка. В дикой природе для общественного животного это может означать верную гибель, особенно в суровых климатических условиях.
Выделить четкие границы между критическими периодами оказалось невозможным еще и потому что сами периоды накладываются друг на друга. Еще не оканчивается критический период для понятия «МЫ», как активный щенок уже начинает познавать мир как индивидуальность, завязывает первичные личностные связи, формирует отношения. Подобным же образом отчуждение, состояние непринадлежности к общности «МЫ» возникает в некоторых породных группах и у «особо одаренных» интеллектом собак уже во втором периоде социализации. С другой стороны, наблюдается феномен, немыслимый для дикого животного: незавершение третьего этапа, инфантильность, продленная на всю оставшуюся жизнь.

Социальная депривация

Так называется лишение или резкое ограничение социальных контактов, невозможность осуществления адекватного виду животного импринтинга (запечатления). Происходит в условиях противоестественной изоляции щенка (ранний отбор из помета, невозможность общаться с сородичами, ограниченная среда обитания, скудное, неподходящее по составу питание, «сенсорный голод» и др.). К аналогичным факторам относится содержание в тесной квартире, частое оставление щенка в одиночестве, непродолжительные прогулки, отсутствие игр и тренировок.
В природных условиях, живя в стае, щенок не может быть лишен социальных контактов с себе подобными. При проявлении заботы со стороны человека, то есть – активном вмешательстве в естественный расклад вещей, подобное происходит достаточно часто. В этой главе описывалась социальная депривация, когда речь шла о возможности запечатления в первом периоде социализации только образа человека при искусственном выкармливании рано отнятых щенков. Отсутствие общения с матерью, а впоследствии контактов с другими собаками, приводят к значительным и практически необратимым нарушениям большинства сложных поведенческих комплексов.
Как правило, социальной депривации именно в течение второго периода социализации подвергаются собаки, которых выращивают в городах с неблагополучной эпидемической обстановкой. Щенка отнимают от матери в самом начале второго периода социализации, и он попадает в дом владельца. Пока проводится курс вакцинаций, щенка держат на карантине, не выводя на улицу до приобретения прочного иммунитета. В результате, первый выход на прогулку может произойти в 4, а то и более месяцев, а до этого момента щенок совершенно лишен контактов с другими собаками. Описанное положение усугубляется тем, что в течение всего карантина он испытывал потребность в информации о себе подобных (а такая информация является неотъемлемой частью социальной потребности) – и не получал ее. Отсутствие возможности общаться с другими собаками при достаточно ограниченных контактах с занятыми владельцами создает значительный социальный дискомфорт.
Когда по окончании карантина щенок попадает на улицу, оказывается, что он очень неуверен в себе, всего боится, избегает игр с другими собаками, общение с которыми для него неприятно и нежеланно. Жизненный опыт собаки «затворника», полученный на данный момент, сводится к знанию собственной квартиры и ее постоянных обитателей, в то время как именно во втором периоде социализации щенку полагается активно исследовать окружающее. И что немаловажно – именно тогда он учится воспринимать символический «язык демонстраций» своих сородичей, запоминает большое количество поз, мимических движений и связывает их с действиями, которые они символизируют. Он узнает и обучается воспроизводить в соответствующих ситуациях тем больше таких символов, чем шире круг общения с другими собаками. Когда же критический период социализации заканчивается, а животное не успело овладеть языком символов, в дальнейшем оно не сможет в полной мере пользоваться им и распознавать его у других собак.
Следовательно, если своевременное знакомство с прочими собаками запоздало, щенок начинает их избегать, и хотя облик этих существ для него еще смутно знаком, то их действия ему непонятны. Незнание символического языка, присущего собственному виду, оказывается по истине разрушительным с точки зрения коммуникативности: щенок, не понимающий других собак, не просто «глух и слеп», он не может вступать в контакты с ними, в результате, ему не с кем играть. А в социальных играх собака обучается не только правильному социальному, но также и половому поведению. Значит, подобный «щенок инвалид» рискует остаться без потомства.
Есть еще один аспект, тесно связанный с социальной депривацией. При формировании личности, когда утверждается первичная иерархия, щенки могут контактировать довольно грубым, жестоким способом, легко нанося травмы друг другу. «Воспитать» правильный поведенческий блок, мешающий причинять серьезные повреждения друг другу при конфликте, может только взрослая собака, раз за разом препятствующая подобному поведению: она причиняет боль «агрессору» и отпускает, только добившись криков боли от него самого. Щенок, которого не воспитывали в подобной школе, скорее всего, не обучится обозначать действие символом, не научится демонстрациям и рискует «не быть услышанным» в критической ситуации.
Юная овчарка автора этих строк однажды оказалась жертвой нападения взрослого ротвейлера с явными признаками «сбитой планки». Будучи «отчасти воспитанной» в питомнике служебного собаководства (находилась там на передержке), она подняла такой жалобный визг и стон, что переполошила всю округу. Довольный «победой» ротвейлер ушел, моя «мадемуазель» отряхнулась,
и, как ни в чем не бывало, принялась приглашать меня к продолжению прогулки. Никаких серьезных повреждений на ней не обнаружилось: она подала «правильный сигнал» и осталась цела и невредима.
По своим проявлениям, депривация во время третьего периода не так уж безнадежна и может быть компенсирована, если до того у щенка были нормальные социальные отношения. В естественных условиях депривации подвергается аутсайдер, – до тех пор, пока не найдет новых социальных партнеров. В домашних условиях от благополучных сверстников такой депривант отличается, пожалуй, лишь повышенной нервозностью, которая у агрессивных пород может оборачиваться вспышками на первый взгляд немотивированной злобы.
Депривация взрослого животного достаточно часто наблюдается у собак изолированного содержания и у тех, чьи владельцы очень занятые люди. Она вызывает сильный дискомфорт. Подобная депривация, принципиально не отличающаяся от депривации в третий критический период, развивается, когда с собакой мало общаются и гуляют, часто вообще не выпускают из выгульного двора или вольера, у нее нет контактов с другими собаками. Животное испытывает острую потребность в информации вообще, в социальной информации в частности. Такая собака в буквальном смысле готова отдать что угодно за возможность вступить в контакт с себе подобными или с человеком.
В дрессировочной практике подобную депривацию в ряде случаев можно использовать для коррекции поведения, «перевоспитания». Например, «отрицаловка», привыкшая всего добиваться укусами, может стать гораздо покладистее, попав в новые условия и посидев несколько недель в вольере. Для деприванта положительное подкрепление общением может оказаться куда более весомым стимулом, чем поощрение кормом. Заставить флегматичную собаку выполнять действие, кажущееся ей неинтересным, подносить, допустим, аппортировочный предмет, можно, лишив ее общения. Получая минимум прогулок и внимания хозяина, флегматик будет готов работать только за счастье находиться рядом с хозяином.

Глава 3
Усвоение главных команд и правил поведения – первый этап дрессировки

Несколько главных понятий и советов

Ваше общение со щенком с первых же минут должно строиться на нескольких непреложных принципах. Ваш питомец всегда должен получать от вас оценку своих действий. Для воспитания и дрессировки собаки используются в качестве базовых сигналов положительное и отрицательное подкрепление. В общем смысле можно сказать, что положительное подкрепление – это поощрение, отрицательное подкрепление – наказание.
В последние годы понятие «подкрепление» существенно расширилось. Раньше в качестве такового признавались:
– лакомство, похвала ласковым голосом, поглаживание, вручение любимого предмета (положительное);
– удар или любое другое причинение боли, неприятных ощущений, окрик (отрицательное).
Сейчас же в качестве положительного и отрицательного подкрепления признаются, а также используются (и с успехом!):
– лишение либо предоставление свободы;
– щелчок специальными устройствами (например, щелчок кликером – положительное, звук диска – отрицательное);
– лишение либо предоставление возможности общения с себе подобными и человеком;
– лишение или предоставление возможности поиграть либо поучаствовать в дрессировочном процессе;
– возможность или невозможность выполнять свои рабочие обязанности (представители некоторых служебных пород просто болеют, если им не дают возможность работать: охранять, конвоировать, искать, спасать, сопровождать, ловить, «тащить и не пущать» и др.!);
– наличие или отсутствие какого либо стрессового фактора вообще (например, шума бытовой техники, когда включают или выключают пылесос, фен и т. п.);
и многое другое.
В процессе занятий и общения с собакой стремитесь всегда использовать положительное подкрепление для закрепления нужных вам форм поведения и отрицательное – для устранения нежелательных. Как поощрение, так и наказание должны быть соизмеримы и адекватны. Например, в качестве пищевого подкрепления используйте небольшие, но лакомые кусочки (самое оптимальное – сухой корм). В качестве отрицательно болевого – легкие шлепки по боку морды (не прямо по носу!) открытой ладонью. Здесь совершенно не нужно «держать удар»: морда и брыли у собак очень чувствительны и легкий удар плюс суровый окрик будут для собаки достаточно красноречивы. Разумеется, следует учитывать, что болевой порог у различных пород разный и удар, от которого овчарка или доберман взвоют, у питбуля или фокстерьера вызовет только легкий «чих».
Не используйте слишком контрастных подкреплений (кусок шашлыка или удар пластиковой бутылкой с диким воплем). Главное, чтобы реакция была постоянной и адекватной. Как только вы прекратите требовать от собаки чего либо, она этого выполнять не будет. Собаки в большинстве своем очень умные и тонко чувствующие существа, они сразу поймут, когда вам станет лень заниматься их воспитанием и тут же воспользуются этим.
Не забывайте делать поправку и на общее состояние собаки. Например, дрессировку с вкусопоощрительным подкреплением следует вести только тогда, когда собака голодна. Активные занятия на местности нужно проводить только после того, как собака «выгулялась» (отправила естественные надобности), но до того, как она «нагулялась» (устала от игр, занятий, передвижения по местности и др.). Обязательно осматривайте собаку перед выходом и до занятий.
Обращайте особое внимание на состояние слизистых, мышечный тонус, общий вид, поведение. Чихание и фырканье может говорить о том, что собака приболела или «занюхала» предмет с резким запахом либо запыленный. А может означать, что собака… смеется. Не так давно установлено с высокой степенью точности, что легкое чихание (фырканье) в сочетании с игривым поведением у собак означает смех. Записанное на магнитофон и воспроизведенное, такое фырканье вызывает у других собак характерный отклик: они машут хвостами и стремятся к игре. Собака может «улыбаться» – высунутый язык и характерный «боковой оскал» без признаков злобы. Она может грустить (взгляд исподлобья с опущенной головой), некоторые могут даже плакать.
Учитывайте специфику пола: например, сука во время течки становится игривой и непослушной, а вы можете принять это состояние за хорошее настроение и неосмотрительно отпустить ее в свободный выгул.
Сейчас техника дрессировки и воспитания значительно гуманизировалась, подобрела (а Дуров, например, вообще никогда не применял болевые наказания). Но если вы сторонник жестких методов воспитания, а ваш питомец обладает высоким болевым порогом (кстати, это совсем не обязательно – бойцовая собака, может быть, например, фокстерьер), то лучше сразу обзаведитесь специальной кожаной плеткой без всяких утяжелений и тросиков, но с мягким «шлепком» на конце. И наказывайте его только этой плеткой, избегая бить по глазам, носу, половым органам.
Вообще (как об этом ни неприятно говорить, но все мы, собаководы, применяем силу, причем зачастую это необходимо, так как большинство пород должны «чувствовать руку» хозяина) нужно четко знать, куда можно бить собаку без опасения причинить непоправимый вред. Разумеется, с применением умеренной силы, ибо все, даже самые мощные породы, могут быть уязвимы для изощренной и тяжелой человеческой руки, не говоря уж о палке. Наиболее безопасная зона – плечи, менее – грудь. Очень проблемная зона – круп и спина, по которым часто достается нерадивым псам от нерадивых хозяев: можно повредить позвоночные и суставные соединения, нервы, а то и парализовать животное. Самое уязвимое место – живот, самые легко травмируемые органы – нос и глаза. Никогда не применяйте к своей собаке «борцовских приемов» – бросков, кувырков, переворотов с падениями, даже в игре. Обязательно страхуйте во время игр и прыжков, особенно энергичных, молодых и малотренированных собак от рискованных приземлений. Мой фокстерьер из за неудачного «игрового броска» прохромал на заднюю лапу всю свою жизнь.
И вообще – сдерживайте свой гнев, чтобы потом не жалеть.
К сожалению, несмотря на многочисленные советы и пожелания, большинство любителей частенько используют вместо плетки ременную петлю поводка. В принципе, хоть и непрофессионально, но достаточно гуманно. Главное, чтобы это не делалось на начальном этапе приучения щенка к снаряжению и использовалось не в качестве правила, а в качестве исключения. И, разумеется, не по глазам.

Небольшой экскурс в историю

Однако сделаем небольшой экскурс в недавнее прошлое. Как готовили собак на родине самой популярной служебной породы – немецкой овчарки в недоброй памяти нацистские времена? Автору приходилось слышать ностальгически хвалебные отзывы о «немецко фашистском» стиле. Что из этого опыта достойно подражания, а что нет?
Обратимся к отзыву специалиста по истории дрессировки собак в войсках СС и НКВД .
…Не менее жестко проводились дрессировки по общему курсу послушания. Собаки работали чрезвычайно четко, хотя в этой работе было что то от бездушных механизмов. Неудивительно, что дрессировка, базирующаяся, в основном, на принуждении, редко вызывает у дрессируемого хорошее настроение. Но немцы с присущей их нации прагматичностью добивались от четвероногих солдат беспрекословного, четкого исполнения приказов, остальное их не волновало.
Натаскивание на человека происходило поэтапно. Этап первый – групповая атака молодыми собаками говяжьей или бараньей туши, одетой в человеческую одежду. Туша подвешивалась над землей, псы рвали одежду, стремясь побыстрей добраться до мяса. (Вспомним наши занятия по защитно караульной службе, когда псы хватают ватный дресскостюм, стараясь не ущипнуть, хотя бы и случайно, голое тело.)
Этап второй – нападение на фигуранта, одетого весьма своеобразно. Дрессхалат, проложенный пористой резиной, а изнутри подбитый пробкой. И кусать приятно, и дрессировщика не покалечишь. Вокруг шеи брезентовый пожарный шланг, спереди передничек из куска автомобильной покрышки, а на лице фехтовальная металлическая маска. В руках короткая палка.
Поощряются нападения на горло, на пах, где такой «вкусный» передник. Защита от палки – на усмотрение пса. В дальнейшем палка заменяется пистолетом с холостым, неопасным, но обжигающим и громким холостым зарядом. После первого же знакомства с оружием собака уже никогда не позволит направить его на себя.
После стопроцентного усвоения общего курса дрессировки (он в то время был значительно легче, чем сейчас), после уверенной атаки сначала одного фигуранта с любым вооружением, а потом и двух, собак отбирали по проявленным способностям и начинали готовить уже более целенаправленно.
Часть обучали охранять высоких начальников. Тут главенствовал любопытный способ обучения многим командам через одну направляющую.
В сущности, многие команды подразумевают разнообразные действия. Дав команду «ищи» и бросив вещь в кусты, мы задействуем и движение вперед, челноком, и работу обоняния, и многое другое. А немцы последовательно и конкретно учили собаку защитницу, собаку охранницу, исходя из команды «чужой».
Собака должна полностью обездвиживать гостя, человека, к которому относится эта команда, но не нападать на него без оснований. Правда, они применяли другую команду – команду «внимание» («ахтунг»).
В этой специальной дрессировке главными были три команды: «чужой», «спокойно», «свой». Каждая из них подразумевала целый комплекс команд, комплекс действий, особый стиль поведения.
Получив команду «свой» и обнюхав, запомнив человека, собака в дальнейшем была к нему совершенно равнодушна. Этот человек мог прийти в дом хозяина в его отсутствие, вынести все вещи – собака была индифферентна. Не мог этот человек делать только три действия: напасть на хозяина, гладить собаку или командовать ею и кормить эту собаку или даже просто предлагать ей пищу.
На предложение пищи эти собаки охранницы реагировали в случае первой вводной команды «свой» одинаково – сбивали этого человека с ног и охраняли его до прибытия хозяина.
Команда «спокойно» давала возможность человеку, к которому она относилась, некоторую свободу действия. Естественно, нападение на хозяина, обращение к собаке – строжайшее табу и пресекается ею мгновенно. Кроме того, уходя, он не мог вынести из дома даже спичку. Пес сразу останавливал нарушителя на выходе грозным рыком. Но в целом человек, опекаемый командой «спокойно», мог передвигаться по комнате, не делая резких, угрожающих движений, вести себя более менее свободно. В случае же «нарушений» этих границ на него не нападали без предупреждения, сначала следовало предупредительное рычание.
Это достигалось выработкой динамического стереотипа. В некоторых случаях он полезен. Спортсмены, отрабатывающие определенные движения, доводят их до автоматизма, закрепляя в себе тот же самый рефлекторный динамический стереотип. Этим мы пользуемся и в более сложной дрессуре. Надо только, чтоб каждая составляющая комплекс команда была предварительно уже отработана.
Команда «чужой». Человек опасен, за каждым его движением надо следить. Вот он пытается сунуть руку в карман. Грозный рык, оскаленная пасть пса у его кисти. Опасное движение предотвращено. Человек, увлекшись разговором, чуть наклоняется к хозяину. На сей раз зубы собаки у его горла (если он сидит) или паха (если стоит).
Сперва по частям. На дрессплощадке фигурант сунул руку в карман. Собака уже получила вводную команду «чужой», но не отреагировала, так как не поняла ее. Фигурант тут же вытащил руку с плеткой и ударил собаку по холке. После того как она отобрала плетку, хозяин остановил ее, успокоил и вновь дал вводную – «чужой». Первое желание пса: броситься сразу, упреждая опасность. Эта попытка остановлена. Теперь пес весь напряжен, он ждет подвоха. И в самом деле, рука фигуранта тянется к опасному карману. Броситься на него хозяин не дает, но грозное рычание поощряет. И это предупреждающее рычание помогает, пес видит, что враг прекратил тянуться к опасному карману, стоит смирно.
Понятно, каким образом предотвращать опасные, угрожающие движения в сторону хозяина. Точно так же делалась вводная: угрожающее движение, а если пес не бросился на защиту – удар плеткой. Собака должна понимать: любая угроза хозяину – угроза и ей. Собаки, которые инстинктивно, по своей натуре, не бросались защищать хозяина, в службу охраны не отбирались. Их использовали на менее ответственных должностях.
Как отучить собаку брать пищу от чужих, знает каждый собаковод. Другое дело, что сейчас мы не учим ее бросаться на того, кто угощает. Хотя многие псы при тренировке рычат.
А вот как не позволить гостю вынести что нибудь из дома? Может же он по забывчивости сунуть в карман те же спички?
Методика такая же. Вводная – «спокойно», фигурант кладет в карман какой нибудь хозяйский предмет (вначале можно использовать заметные, хорошо пахнущие домом вещи), идет к выходу и бьет пса. Тут бывают сложности.
Надо, чтобы собака непременно связала агрессию уходящего с взятой вещью. Обязательна сдержанность. Никакого нападения, никакой прямой атаки после команды «спокойно».
Хозяин помогает собаке командами «хорошо», «нельзя». После того как вещь возвращена, фигурант уходит без всяких провокаций, хозяин поощряет пса. В дальнейшем особых проблем не будет. Во первых, собака станет внимательно следить за гостем во время его визита, во вторых, непременно обнюхает его при выходе, а только потом выпустит.
Таким образом, знакомые ранее команды, такие как «охраняй», «нюхай», «фас», «ищи» и многие другие, объединяются в одну, а к действию пес побуждается провокационными действиями фигуранта.
Интересно, что подобная собака охранник поздно приобретала истинного хозяина. Месяцев до 6–8 ее выращивали в какой нибудь немецкой семье, которая затем, надувшись от гордости, выполняла патриотический долг – передавала ее армейцам. В питомнике с ней работали разные инструкторы. И лишь на последнем, заключительном этапе подготовки она начинала работать со своим новым хозяином, да и то под руководством инструктора.

Основные методы классической дрессировки и возможные ошибки дрессировщика

Механический. Сочетает условный и механический раздражители. Например, команда «Сидеть!» подкрепляется нажимом рукой на спину собаки в области крестца и легким натяжением поводка вверх назад.
Вкусопоощрительный. Условный раздражитель подкрепляется дачей собаке лакомства. Например, отдав команду «Ко мне», дрессировщик показывает собаке лакомство, а когда собака выполнит команду – он отдает лакомство. К этому же способу примыкает наведение – способ дрессировки, заключающийся в том, что дрессировщик вызывает нужное ему движение, предлагая животному следовать за кусочком пищи (Дуров называл это «повадко приманкой»), рукой или специальным жезлом (К. Прайор называет его «мишенью»).
Контрастный, или комбинированный. Действие условного раздражителя подкрепляется вначале механическим, а затем – пищевым раздражителями. Например, подав команду «Сидеть!», дрессировщик нажимает на спину собаки в области поясницы и натягивает поводок вверх назад, а когда собака выполнит команду и сядет, он дает ей лакомство.
Подражательный. Этот метод основывается на врожденной способности животных подражать в поведении своим сородичам. Например, достаточно одной собаке возбудиться и залаять, как на ее лай тут же откликаются другие собаки. Этот метод активно используется при занятиях в группе, когда необученные собаки, повторяя за более опытными выполнение команд по преодолению препятствий, хватке за одежду фигуранта, задержанию убегающего и др., сами обучаются этим действиям. В новой школе такая методика называется имитационным способом. Это одновременно способ и метод подражания, при котором животное приобретает навыки и умения, подражая другим животным (не обязательно своего вида). При дрессировке собак используются уже достаточно хорошо обученные животные, которых называют «собака актер». Для получения полноценного результата нужно, чтобы собаки «актеры» были знакомы «зрителям»
и, желательно, находились с ними в дружественных, а еще лучше – доминантных отношениях.
О других способах дрессировки вы сможете узнать, просматривая материалы словаря, прилагаемого к данному изданию.

Возможные ошибки дрессировщика подразделяются на общие и частные

Общие – обычно приводят к возникновению у животного сразу нескольких условных рефлексов, имеющих нежелательный характер. Например, неправильное воздействие на собаку поводком может выработать рефлекс боязни дрессировщика, а при работе по запаховому следу натягивание поводка может выработать рефлекс изменения направления движения вне зависимости от направления следа.
Весьма распространенной ошибкой общего характера является неверное понимание механизмов поведения собаки. Некоторые владельцы, занимаясь дрессировкой, переоценивают «разумность» животного, считая, что собака все понимает (даже человеческую речь), и в результате вместо спокойной отработки технической стороны приема по методике начинает уговаривать собаку, ругать ее, упрекать и др. Собака – не разумное существо в нашем понимании, несмотря на высокоразвитую нервную систему. И хотя в последнее время получены совершенно новые доказательства высокого нервного и интеллектуального развития некоторых пород собак, большинство представителей этого вида следует считать предразумными. Нужное человеку поведение формируется под влиянием раздражителей и возникновения определенных устойчивых нервно психических связей, а не с использованием второй сигнальной системы (языка). Она может догадываться, о чем идет речь, по отдельным знакомым словам («кушать», «купаться», «гулять»), упоминанию своей клички и имен знакомых людей или кличек знакомых собак. Собака может проявлять удивительную догадливость, ориентируясь даже в потоке незнакомых слов на интонацию речи, обращенной к ней. Она способна на инсайт  и некоторые опыты доказывают, что иногда собака даже в состоянии мыслить логически.
Но вспомните, что наилучшие результаты при специальной подготовке даже такого разумного существа, как человек, достигаются не путем внушений, уговоров и устных объяснений, а путем «натаскивания» – многочисленных, длительных, часто – жестких, с болевыми ощущениями тренировок, вырабатывающих устойчивые рефлексы и моторные навыки. Поэтому в процессе дрессировки прежде всего тренируйте своего питомца, а свободное общение оставьте на потом.
Часто неопытные дрессировщики путают местами условный и безусловный раздражители: например, делают рывок поводком и подают команду «Рядом!» Или, наоборот, многократно повторяют команду, не подкрепляя ее безусловным раздражителем. Это ведет к выработке так называемого «запаздывающего рефлекса».
Нельзя допускать большой интервал по времени между условным и безусловным раздражителями.
Ошибочно также привлекать в качестве фигурантов одних и тех же лиц: собака привыкает работать только со знакомыми фигурантами (одна и та же одежда, голос, запах) и не выполняет команд по отношению к другим людям.
Такое отрицательное явление, как передрессировка, возникает в результате отсутствия конкретного режима занятий, когда в один день дрессировке посвящается пять минут, а в другой – несколько часов подряд.
Недопустимо дрессировать собаку в одной и той же обстановке и в одно и то же время суток (только утром, или днем, или вечером). Привыкнув работать на определенной площадке в определенное время суток, она может отказаться работать в другое время и в другом месте.
Нельзя натравливать собаку на различных животных, птиц и др. Даже у охотничьих собак натравливание производится на определенного зверя, в определенной обстановке (оборудованный специально охотничий полигон) и по определенной методике, а служебные собаки, отвлекаясь на посторонних животных, становятся малопригодными для службы. Какой, например, прок от мощной и прожорливой сторожевой собаки, которая готова бросить и свой пост, и своего хозяина ради того, чтобы погнаться за кошкой или курицей?

Главные управляющие команды и снаряжение

Главные «инструменты», без помощи которых вообще невозможно никакое серьезное управление собакой, – ошейник, поводок, намордник и «пакет» базовых команд.
Ошейник подбирается по возрасту и «формату» собаки. До года, в зависимости от интенсивности роста, условий содержания и тренировок, собака может «сносить» от одного до нескольких ошейников, поэтому для начала выбирайте что нибудь подешевле, попроще и поудобнее. Лучше всего – кожаный ошейник со стандартным набором «узлов»: «игольчатой» пряжкой, дырками люверсами, кольцом для карабина, фиксирующим «тренчиком».
Для молодых, крупных и энергичных собак используются также парфорсы – «строгие ошейники» с шипами внутрь, представляющие собой многозвенный гибкий обруч из металлических пластин или звеньев толстой проволоки, шарнирно соединенных между собой. Для короткошерстных собак используются парфорсы с зубчатыми пластинами, для длинношерстных – с проволочными звеньями шипами. В любом случае можно рекомендовать изделия из нержавеющей стали (лучше импортного производства).

Рис. 1. Инвентарь для собаки – «собачье приданое»: а) ошейник, б) намордник, в) поводок короткий, г) поводок длинный, д) цепь рывковая.

Автор этих строк как то из экономии воспользовался отечественным алюминиевым парфорсом. Собака ходила в нем до тех пор, пока ей не захотелось как следует попробовать его на прочность. Хорошо, что курс послушания она уже прошла, и ее удалось быстро подозвать к хозяину. Добавим, что концы шипов на парфорсе должны быть обязательно тупыми и округлыми. Парфорсами с заточенными шипами пользуются только «эффективные дрессировщики», главное для которых – быстрый результат и скорейшее получение денег. В кругах нормальных кинологов к ним относятся как к бездарным живодерам.
Шлейка – своеобразный «лифчик» для собаки, полностью разгружающий ее шею и позволяющий в случае необходимости использовать его в качестве «такелажной подвески» (например, при необходимости спустить или поднять собаку спасателя в завалах, на транспортных средствах и др.). Выпускаются во множестве модификаций для разных пород. Для бойцовых собак продаются специальные шлеи с ручкой, позволяющей с минимальным риском выхватить собаку из боевой схватки и перебросить за пределы ринга. Для настоящих «следаков» ошейник – предмет чисто парадный. Если кто помнит довоенные фильмы о советских пограничниках, то можно обратить внимание, что пограничные собаки уже с того времени работали в полевых условиях исключительно на шлее, а уж задачей «вожатого» было успевать за своим четвероногим напарником. Для походов и поездок можно рекомендовать сочетание «шлея – ошейник» или «шлея – парфорс». Шлею можно сочетать с «разгрузкой», подвешивая к ней симметрично сумку для необходимых предметов и, например, фляжку, а также свернутый походный коврик.
 
Рис. 2. Дрессировщик как «комплексный раздражитель» для собаки.

Поводок – на практике используется 2–3 вида: короткий, длинный и рывковый (как правило – цепь). Короткий для обычных прогулок и транспортировки, длинный – для более удобного и свободного выгула, а также дрессировочных мероприятий (например, при обучении команде «ко мне!»), рывковая (фиксирующая) цепь – для фиксации собаки в определенных условиях (например, при «злобежке», или когда есть подозрение, что собака склонна перегрызть обычный поводок). На конце поводка должна быть петля, приспособленная для руки, на другом – карабин, обязательно вращающийся, иначе ваш поводок очень скоро превратиться в тугую спираль. Для руки лучше всего короткий кожаный поводок двойного или тройного плетения с мягкой петлей, а длинный – брезентовая лента, а еще лучше – шелковистая стропа.
Намордники обычно бывают трех видов: ременные (в виде петель или охватывающих полос), сетчатые (из металла, здесь тоже лучше всего нержавеющая сталь) и пластиковые. Для мелких собак лучше всего простая ременная петля или полоса, для средних и спокойных крупных самые универсальные – пластиковые, их можно применять и летом и зимой, для крупных и злобных лучше всего – сетчатые, но не на морозе.
Приучение к кличке. Собственно говоря, кличка – это «команда команд», главный сигнал для собаки, что далее любое обращение (в том числе – и любая команда) касается именно ее. Кроме того, сама кличка может быть использована в качестве заменителя команды, например – «ко мне», или запрещающей (когда кличка произносится с угрозой), или же, наоборот – поощрительной (когда произносится в восторженном, дружелюбном, ласкающем тоне). Вообще – диапазон здесь также широк, как и в обращении к человеку: собаки обычно очень чувствительны к вариациям интонаций.
Прежде всего используйте кличку для подзыва и награждения (лаской, игрой, лакомством). В первые минуты, часы, дни пребывания в вашем доме кличка должна работать только как безусловно приятный сигнал, на который обязательно нужно отозваться, чтобы получить от хозяина и членов его семьи вознаграждение, ласку, игру, пищу. Старайтесь в первую неделю не наказывать щенка, произнося кличку. Лучше используйте синонимы, называйте его «плохой собакой», «свиньей» и т. п. Одна из собак сестры страшно огорчалась, услышав словосочетание «грязное животное», так как в щенячестве всегда получала выволочку после произнесения этих слов по поводу «больших» и «малых» грешков на паркете. При соблюдении этих простых правил всеми членами семьи щенок привыкает к кличке очень быстро и без всяких проблем.

Ошибки.
1) Использование клички всегда только в одной интонации (громко и четко, или, наоборот, – только тихо). Собака должна откликаться на свою кличку в любой звуковой интерпретации.
2) Слишком частое и беспорядочное произнесение клички в самых разнообразных интонациях, без отчетливых последующих действий (называете и не требуете подойти, уделить вам внимание и пр.). Собака может сделаться к ней безразличной.
3) Неадекватное использование интонации (ласково подзываете и наказываете).
4) Слияние клички с исполнительными командами: «Джек, лежать!», «Джек, сидеть!», «Джек, апорт!» Команда становится комплексной и без клички не воспринимается.
5) Неупотребление клички (назвали Джеком, а обращаются: «Балбес» или «Придурок») приводит к ее игнорированию и принятию любого заменителя, вплоть до «Эй ты!». Сначала смешно, потом – глупо, и обвинить некого.
Приучение к ошейнику должно происходить быстро, естественно и навсегда. (Помните «Собачье сердце» М. Булгакова: «Ошейник для собаки вроде портфеля»?) На щенка ошейник надевается сразу, как только он появляется в доме или во дворе. Как правило, собака очень быстро привыкает к нему и перестает замечать. Если же все таки щенок пытается снять ошейник, старается достать его лапками, трется шеей о пол, отвлеките его игрой, лакомством. При надевании ошейника постарайтесь не применять силу или какие либо наказания. Пусть надевание ошейника, как и любого другого снаряжения, ассоциируется у собаки с чем нибудь обязательно приятным: прогулкой, игрой, приемом пищи. Если это не принципиально, – пусть ваш питомец носит ошейник постоянно. Тем более, что в современных условиях рекомендуется носить как минимум два ошейника: противопаразитный и обычный. Он быстро привыкнет к своему обязательному реквизиту, и никаких проблем с ним не будет.
Приучение к команде «Место!» Это самая первая команда в вашем доме. Определите щенку место сразу же, как только принесете его впервые. Приласкайте его там. Немного покормите. Приговаривайте при этом: «Место, место, хорошо, (кличка)!» Когда щенок, наигравшись, засыпает не на своем месте, нужно дать команду «Место!» и отнести щенка на подстилку, коврик или матрац, предназначенные для него. Когда щенок бодрствует и делает что то мешающее вам и другим людям, например, гоняется за тряпкой или веником, нужно подать команду «Место!» и отнести его на подстилку. Когда щенок не слушается, нужно снова скомандовать «Место!» и опять отнести его. При повторении нарушения подать команду более строгим голосом. Можно (но не желательно) либо поощрить щенка лакомством и лаской, либо привязать его на месте, либо сделать и то и другое. Однако лучше добиться выполнения команды «Место!» без дополнительных «условий», иначе щенок будет ждать поощрения или наказания, а команда должна выполняться беспрекословно.
Приучать к команде «Место!» нужно не только «по месту жительства» щенка, но и в других условиях, обозначив «место» каким нибудь знакомым предметом (сумкой для тренировочного имущества, снаряжением, своей вещью). В дальнейшем мы расскажем о том, как трансформируется команда «место» в курсе общего послушания.
Приучение к команде «Ко мне!» Главное, чему должен сразу же научиться ваш питомец – отзываться на кличку, подходить к вам и членам вашей семьи по команде «Ко мне!» Каждый раз, когда щенок нужен, его окликают по кличке и с ласковой интонацией произносят: «Ко мне!» Когда щенок подойдет, нужно приласкать его и дать кусочек лакомства. Если на улице щенок побежал за незнакомым человеком, его тоже нужно окликнуть и подозвать к себе. Со временем он приучится отличать своего хозяина от посторонних по запаху и звуку голоса. В случае, если щенок не подходит по команде, нельзя бежать за ним. Лучше, наоборот, сделать вид, что вы от него убегаете. Вид убегающего хозяина побуждает щенка догнать его, а вид присевшего – вызывает любопытство. И в том и в другом случае он подойдет, и его снова нужно огладить и наградить лакомством.
Использование длинного поводка. Когда щенок гуляет на длинном (дрессировочном) поводке, его также нужно время от времени подзывать к себе командой «Ко мне», не забывая поглаживать и угощать.
Злоупотреблять длинным поводком не стоит: если вы приучите щенка подходить, только принуждая его при помощи поводка, он быстро сообразит, что без поводка он может этого не делать. А вообще, длинный поводок удобно использовать для выгула в не очень оживленных местах, где нельзя отпустить собаку совсем. Длинным поводком пользуются, чтобы не быть «хвостом» у своего пса, вынужденным следом за ним «местись» по сугробам, раскисшим от дождя газонам, и пыльному бурьяну. С другой стороны, он предоставляет собаке достаточно свободы, чтобы не хрипеть «накоротке».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».
Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.
Стоимость полной версии книги 59,90р. (на 02.04.2014).
Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картойами или другим удобным Вам способом.







AnimalCertificate - электронный зоопаспорт

Найти животных этого вида, породы на AnimalCertificate.com



 

 

Комментарии



Новый комментарий к странице:

Яндекс.Метрика